Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Categories:

Суоми. Зачем тратить 10 миллиардов евро на истребители при нынешнем кризисе?

Семь вопросов о закупках

Новостная служба Yle задала экспертам вопрос, почему истребители так необходимы для обороноспособности страны.
Коронавирус вызвал кризис госэкономики, однако государство всё еще намерено приобрести 64 новых истребителя для военно-воздушных сил. По разным оценкам, новые истребители обойдутся госказне в 7-10 миллиардов евро, что станет самой дорогой государственной закупкой за всю историю.

По результатам недавнего опроса Yle, больше половины финнов сэкономили бы бюджетные средства за счет отсрочки приобретения новых истребителей.

Новостная служба Yle задала экспертам вопрос, актуальна ли покупка истребителей в нынешней ситуации.



1. Почему истребители так необходимы для обороны?

Согласно одному из основных аргументов, истребители необходимы для обороноспособности страны в мирное время.

Неужели у Финляндии не хватало бы обороноспособности без истребителей?
– Один из ключевых факторов при защите государственной неприкосновенности – способность контролировать своё воздушное пространство. Без нее государство уязвимо, – считает Ричард Абоулафия, эксперт ВВС и глава американского исследовательского института Teal Group.

2. Какая польза от истребителей в ситуации, когда угрозы безопасности радикально поменялись?

Основной угрозой безопасности государства уже давно не является нападение военного противника.

На сегодняшний день угрозу представляют теракты, кибератаки, информационная война или гражданские войны, в которых мировые державы косвенно участвуют.

Если в будущем нам угрожают не военные конфликты как таковые, какая тогда польза от истребителей?

– Разные формы гибридной войны стали более распространенными, но это не означает, что ведение военных действий себя исчерпало, – говорит аналитик исследовательского института IISS Дуглас Бэрри.
Специалисты считают, что угрозы разного типа взаимосвязаны. Абоулафия говорит, что отношения Финляндии и России можно сравнить с отношениям между Китаем и Тайванем.

– Если бы у Тайваня не было своей внушительной военно-воздушной обороны, Китаю было бы легче оказывать давление на развитие демократии острова.

3. Зачем покупать истребители, если в войнах будущего в основном станут использовать беспилотников?

Этот вопрос обсуждается уже давно. Использование беспилотных летательных аппаратов или дронов должно было положить конец использованию обычных истребителей уже десятки лет назад.

Прогнозы, однако, не воплотились в жизнь.
– Если посмотреть на конфликты в Ливии, Сирии, на Украине, то в них беспилотники и ракеты не сыграли почти никакой роли, – комментирует Абоулафия.

Технологическое развитие дронов происходит медленно, и в них всё еще много недостатков по сравнению с истребителями. Сигнал связи, к примеру, возможно заглушить и захватить летательный аппарат.

4. Почему именно 64 истребителя?

Исторически Финляндия была обязана ограничивать размер своих военно-воздушных сил до 60 самолетов согласно Парижскому мирному договору от 1947 года. Эта же цифра была использована, когда Финляндия закупала истребители F/A-18 Hornet в 1992 году.
Оборонительные силы держатся за то, чтобы и в этот раз количество боевых самолетов не снизилось.

В интервью Yle глава программ стратегических проектов министерства обороны Лаури Пуранен отметил, что одна треть истребителей всегда находится на техническом обслуживании. Распределение авиации также идет по территории всей страны, и истребители всегда летают группами из четырех самолетов.

5. Какая польза от 64 истребителей против военного превосходства России?

Оборона Финляндии основана на сценарии, согласно которому военное нападение вероятнее всего произошло бы с востока.

Финляндия – маленькая страна, не входящая в военные блоки и имеющая тысячекилометровую границу с Россией. Россия же – вторая по размеру военная держава в мире, у которой больше тысячи истребителей.

Исследователь института внешней политики Чарли Салониус-Пастернак подчеркивает, что непосредственно количество военной техники и вооружения – не самый лучший показатель превосходства.

– Сценарий, согласно которому вся военная техника большого государства была бы направленна на один конфликт, не являющийся экзистенциальной угрозой, невозможен.

Салониус-Пастернак обращает внимание, что главной целью вооружения является предотвращение самого конфликта.

– Идея заключается в том, чтобы нападение для противника стало слишком дорогой и неоправданной задачей.

6. Зачем покупать дорогие истребители вместо того, чтобы просто войти в общий военный блок с остальными странами Запада?

Финны никогда особенно не хотели становиться частью НАТО. Однако Финляндия усиливает военное сотрудничество с некоторыми отдельными странами – например со Швецией и США.

Со Швецией Финляндия в последнее время проводит регулярные совместные военные учения. В Швеции готовят законопроект, который дал бы возможность предоставлять военную помощь Финляндии в случае конфликта.

Однако нет полных гарантий того, что союзники пришли бы на помощь в беде. Поскольку в настоящее время оборона Финляндии основана на собственных военных силах, в обороноспособность приходится инвестировать большие деньги.

7. Почему не перенести покупку истребителей на будущее?

На первый взгляд может показаться нецелесообразным тратить деньги на военную технику, которую, скорее всего, никогда не будут использовать.

Дуглас Бэрри обращает внимание на то, что повышение обороноспособности государства – долгий процесс. Покупку не стоит переносить на то время, когда риск военного конфликта становится более вероятным.

– Процессы закупки оружия часто занимают вплоть до пяти лет. Если перенести их «на потом», то при ухудшении ситуации с безопасностью может быть поздно.

В данном случае отсрочка на несколько лет возможна, поскольку период эксплуатации нынешних истребителей Hornet еще не подошел к концу.

YLE
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments