Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Categories:

"История одной болезни". Как Сталин помог конструктору Грабину справиться с тяжелым недугом.

В апреле 1938г. конструктор Грабин прибыл на совещание в Кремль. К этому времени он был тяжело болен. На протяжении двух последних лет Грабина мучили разные симптомы постоянно прогрессирующей болезни, но медики не могли определить, что это за болезнь. Грабина раз в несколько месяцев клали в больницу, там ему становилось немного лучше, его выписывали, но со временем ситуация повторялась, и уже в более тяжелой форме. Болезнь прогрессировала.

В итоге, к апрелю 1938г. он потерял больше 30 кг. от своего нормального веса, говорил с трудом, и уже не мог своей рукой чертить или писать.

И вот совещание. С самого начала Грабина не узнал ни Сталин, ни Ворошилов, которые давно его не видели:

«Подходя к столу Ворошилова, я обратил внимание, что маршал смотрит на меня так, будто видит впервые. Да и трудно было меня узнать… Не успел я начать свое выступление, как поднялся Сталин, вытянул руку в мою сторону и спросил:
— Разве это Грабин?
Я молчал. Сталин подошел ко мне и, как бы продолжая, сказал:
— Что с ним? Его не узнать!
— Я не заметил, когда Грабин положил на стол записку,— проговорил Ворошилов.— Прочитал ее и стал искать Грабина среди присутствующих. Но так и не нашел...
После этого небольшого отступления заседание было продолжено».

Когда совещание было окончено и все необходимые решения приняты, Грабин собрался было уйти, но ему не дал это сделать Сталин:

«— Нет, вы не уходите,— остановил меня Сталин,— сейчас займемся вами.

Я остановился, недоумевая, чем же еще можно заниматься. Просьбу мою [получить разрешение на проектирование новой дивизионной пушки] удовлетворили, а больше я ничего не просил.
— Климент Ефремович, Грабина нужно обязательно лечить,— продолжал Сталин, обращаясь к Ворошилову.— Видите, как он изможден, от прежнего Грабина ничего не осталось. В таком состоянии ему бы лечиться, а он напросился на такую тяжелую работу. Надо лечить его, и немедленно.

Я пытался возразить, мотивируя тем, что мне нужно сначала создать новую пушку, а потом уж лечиться. Но Сталин не стал меня слушать.

— Нет, не так. Ваше здоровье для нас дороже всякой пушки. Скажите, у вас есть помощник?
— Есть,— ответил я.
— Так пусть он создает пушку, а вы лечитесь. Грабина нужно послать в Нальчик, там он быстро поправится, — вновь обратился Сталин к Ворошилову.
— Лучше бы послать его в Аббас-Туман,— внес свое предложение маршал.

Сталин не согласился и стал перечислять климатические и другие особенности Нальчика, а Ворошилов доказывал преимущества Аббас-Тумана. Я молча ждал.
Наконец Сталин пристально посмотрел на меня, я даже смутился, не зная, чем объяснить этот взгляд.
— Климент Ефремович, мы с вами определяем место, где Грабина лучше лечить, а не спросили его, чем он болен, — заметил Сталин.
— Это верно,— сказал Ворошилов.
— Товарищ Грабин, чем вы больны? — спросил Сталин.
По возможности более кратко я объяснил, что болен уже около двух лет, и никто из врачей не может мне сказать ничего определенного.
— Вот видите, Климент Ефремович, как обстоят дела? Грабину неизвестно, чем он болен, а мы с вами решаем, куда его послать на отдых и лечение. Но почему ему до сих пор никто не помог?

Сталин нажал кнопку звонка. Вошел А. Н. Поскребышев. Люди моего поколения, руководители любых рангов, хорошо знали эту фамилию. Поскребышев много лет был помощником Сталина. Через него проходило, кажется, все: бумаги, вызовы, телефонные звонки. Всегда, в любое время его можно было застать в приемной.
— Нужно заняться лечением Грабина. И немедленно. Проследите, чтобы для этого все необходимое было сделано,— распорядился Сталин и чуть позже, прощаясь со мной, пожелал скорейшего выздоровления».

Сразу после этого Грабина пригласили в одну из московских больниц, и там после ряда исследований выяснилось – он страдает базедовой болезнью. Ему нужна была операция, но не было уверенности в том, что организм ее выдержит. Но поскольку состояние Грабина неуклонно ухудшалось, операцию все же провели, и, слава богу, все обошлось. Конструктор медленно, но верно пошел на поправку. Из больницы его перевели в подмосковный санаторий. В общей сложности, со дня разговора со Сталиным до полного выздоровления прошло около 6 месяцев (за это время ему не раз звонили из Кремля, интересовались, как здоровье).

Наконец, после выписки, Грабин вернулся к привычной работе. И вот, снова совещание в Кремле.

«Едва участники заседания расположились в зале, ко мне подошел Сталин и негромко, с обычным своим акцентом сказал:
— Ну вот, теперь это прежний Грабин, а то чуть было в могилу не сошел человек. Как вы себя чувствуете?
Я воспользовался случаем и поблагодарил его за заботу о моём здоровье».

Хорошо все, что хорошо кончается. Василий Грабин, замечательный советский конструктор, благодаря заботе Сталина, выздоровел и сделал многое для нашей артиллерии в годы войны.

Но все же нужно сказать, что болезнь Грабина появилась не на ровном месте, а на фоне бесконечных треволнений на работе. В те годы у конструктора было много недоброжелателей, которых он раздражал своими «необязательными» инициативами. К тому же, он боролся за создание пушек специального назначения в то время, когда влиятельные советские военные (во главе с Тухачевским) считали такие пушки бесперспективными и всячески их созданию препятствовали. Достаточно сказать, что дважды приходили приказы об увольнении Грабина из его КБ, и только прямое заступничество из Кремля позволяло эти приказы отменить.

Сам Грабин в своих мемуарах не жалуется. Но описанные им события говорят о том, что понервничать ему приходилось. И это, я думаю, если и не спровоцировало появление болезни, то уж точно ее усугубило.

Что ж, путь выдающихся людей не бывает легким. Спустя время Грабин стал «главным артиллеристом» страны и уже никто не мешал ему работать. Ну а кто помог ему сохранить здоровье и раскрыть свой талант, вы знаете и сами.

Источник: Грабин В.Г. Оружие победы. — М.: Политиздат, 1989
https://rama909.livejournal.com/13081277.html
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments