Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Category:

Любимая женщина Генриха Наваррского




Лавиния Фонтана. Портрет Габриэль д'Эстре. С сайта https://www.liveinternet.ru/users/3251944/post435013571/
Хотя Габриэль Д'Эстре была лишь одной из 56 общеизвестных любовниц Генриха IV Бурбона, короля Франции, она была единственной женщиной, которой он оставался верен, и только внезапная смерть д'Эстре в возрасте 26 лет помешала их возможному браку. Историки отдают ей должное в заключении Нантского Эдикта (1598), который гарантировал протестантам Франции свободу вероисповедания, положившего конец войнам веры. Именно Габриэль, действуя решительно в момент национальной опасности, предоставила средства, которые позволили армии Генриха победить легионы самого стойкого из его врагов, Филиппа II Испанского
Ее отцом был Антуан д’Эстре, маркиз де Кевр, виконт Суассон и Берси, губернатор-сенешаль, а мать - Франсуаза Бабу де ла Бурдезьер, одна из семи дочерей Жана Бабу, знаменитого политика, солдата и дипломата времен Генриха II.

«Сестры Бабу были семью смертными грехами», писал Вольтер, и, кажется, Франсуаза была и самой красивой, и самой распущенной. В свое время она состояла в свите Марии Стюарт, когда та была женой дофина Франциска, и, говорят, была любовницей двух королей и даже папы римского.

Выйдя замуж за Антуана д’Эстре, она родила ему двух сыновей и шестерых дочерей, но, к сорока годам, наскучив семейной жизнью, убежала из дома с маркизом де Турзель –Алегром, человеком намного ее моложе.

И, поскольку последний раз Габриэль видела мать, когда ей было 10 лет, представляется, что легенда о том, что мать торговала ею, предоставив, для начала, за 6 тысяч экю королю Генриху III – явная ложь.

Габриэль была удивительно красива. Ее брат, Франсуа-Аннибал, пишет в своих мемуарах:"Рыцари моего отца обожали Габриэль с тех пор, как она вышла из пеленок , и даже самые свирепые воины, увидев ее, оттаивали, когда она улыбалась им.... С этой улыбкой она обрела способность приводить в движение армии…»

Во время двухгодичного пребывания в Париже в 1587 – 89 годах, она полюбила красавца Роже де Сен-Ларри, герцога Белльгарда, видимо, одного из миньонов Генриха III, который был весьма благосклонен к молодым людям. Биограф Адриен Деклозо утверждает, что Роже был единственным любовником Габриэль до Генриха IV, но другие источники считают, что до короля у нее было несколько возлюбленных.

Но, когда умер Генрих III, и на престол вступил Генрих Наваррский, в столице и при дворе разгорелась нешуточная борьба за власть, и отец вернул Габриэль и ее сеструДиану в родовой замок Кевр.

Роже служил новому королю, который в это время был занят борьбой против Католической Лиги, и не мог навещать свою возлюбленную.

Тоскуя о Габриэль, Роже часто говорил о ней с королем, восторгаясь ее красотой, и невольно вызвал интерес короля к красавице.

Движимый любопытством, Генрих вместе со своим сподвижником посетил Кевр 8 или 10 ноября 1589 года.

Габриэль, в ходе этого визита, ясно дала понять, что ее сердце принадлежит Роже. Генрих не был обескуражен – ведь ему, признанному бабнику, покорились сотни, если не тысячи женщин.

Красота и обаяние юной возлюбленной его подданного до того пленили короля, что где-то через год он предпринял вторую попытку покорить Габриэль. Он рисковал жизнью, поскольку силы Лиги в тот момент оккупировали Кевр. Переодевшись дровосеком, он появился у ворот замка, и имел такой жалкий вид, что часовые не хотели его пропускать. К счастью, брат Габриэль оказался у ворот, и опознал его.

Габриэль приняла его, проявив любезность, но тем не менее, она не была впечатлена его интеллектом и остроумием. Он был стар и некрасив, не чета ее красавчику Роже.

Генрих же покинул замок опьяненным; он настоятельно порекомендовал своему главному конюшему искать любви в другом месте. Тот, однако, продолжал тайно встречаться со своей возлюбленной, но был уже более сдержан в присутствии короля.

К январю 1591 года армия Генриха осадила город Шартр, который находился в руках Лиги, и создал штаб-квартиру в небольшом замке за пределами города Бонневаль.

Можно представить его радость, когда в его штаб-квартире появилась мадам де Сурдис (тетка Габриэлы по матери) с племянницами Дианой и Габриэль.

Изабель де Сурдис приехала, чтобы якобы присоединиться к своему мужу, который, будучи губернатором Шартра при Генрихе III, встал на сторону Генриха IV.

Генрих, в полной мере воспользовавшись ситуацией, упорно ухаживал за Габриэль. "Она мягко отвергала его ухаживания, но так часто, что наши тетя и дядя боялись, что их будущее будет разрушено, " – писала ее сестра Диана в своих мемуарах, посвященных сестре.
Общепринятое мнение о том, что Габриэль стала любовницей Генриха во время осады Шартра, даже отдаленно не обосновано. На самом деле, она все еще была влюблена в Роже, и, возможно, надеялась увидеть его в Бонневале. В одном из своих писем отцу Габриэль пишет: "я видела Роджера на расстоянии, но он боится говорить со мной. Я боюсь, что мои надежды стать герцогиней Белльгард не будут реализованы."

В июне 1592 года Антуан д'Эстре организовал для Габриэль брак с Николя Д'Амервалем, вдовцом.

Удивленный свадьбой, Генрих импульсивно прибыл в Лиенкур, поместье Д'Амерваля, через несколько дней после церемонии с подарками для невесты: поместьем и замком в Асси и замком в Сен-Ламберте, каждый из которых гарантировал ей независимый доход. Король провел только одну ночь в Лиенкуре, прежде чем поспешно отбыть, но подарки вбили клин между мужем и женой. В течение следующих трех месяцев они не спали вместе, и Габриэль постоянно плакала.

Вскоре после своего визита Генри написал Габриэль письмо с горячей просьбой приехать к нему, прежде чем он отправится сражаться с Александром Фарнезе, герцогом Пармы.

4 сентября 1592 года Габриэль, сопровождаемая теткой Изабель , прибыла в Шартр, к Генриху.

Диана утверждала, что ее тетя, желая стать частью придворной жизни, убедила Габриэль бросить мужа и что Габриэль согласилась лишь в надежде воссоединиться с Роже, с которым она все еще продолжала переписку.

Король ездил из города в город, пытаясь объединить свое королевство, и Габриэль сопровождала его. Это было нелегкое кочевое существование с многочасовыми переходами верхом, без роскоши, которую Габриэль так любила. Но она, под приглядом тетки, не высказывала никаких жалоб.

Какое-то время она продолжала отношения с Роже, несмотря на приступы ревности короля и недовольство своего отца.

Однако к апрелю 1593 года у нее открылись глаза: она полюбила старого и некрасивого короля.

Все, кто знал Габриэль, отмечали драматические изменения в ее поведении. Она быстро повзрослела, все больше увлекаясь окружающим миром и проявляя большой интерес к государственным делам и к политическим интересам Генриха.

Обнаружилось, что, несмотря на то, что д'Эстре была на 20 лет моложе короля, она обладала острым умом, неотразимым шармом и врожденной политической смекалкой, и этими инструментами она пользовалась, чтобы обеспечить успех делу своего августейшего любовника – и пользовалась с поразительной ловкостью.

Именно она уговорила Генриха перейти в католичество. «Она, и только она, была ответственна за то, что король не остался верен вере, за которую так много его друзей пострадали и умерли», пишет в своих мемуарах Максимилиан де Бетюн, герцог Сюлли.

Возможно, она преследовала личные цели: переход в католичество мог обеспечить папский декрет о разводе с Маргаритой Валуа, но в данном случае ее интересы совпали с интересами страны.

После церемонии обращения, которая состоялась 25 июля 1593 года, Генрих направил письма в парламенты каждой провинции страны с просьбой о поддержке и направил миссию в Рим, чтобы заложить основу для примирения с папой Климентом VIII.

Он также встретился с разъяренными лидерами гугенотов. И тут Габриэль пустила в ход свое обаяние: «Она сыграла свою роль красивыми жестами, сладкими восклицаниями и горячими протестами, что все будет так, как было в прежние годы ", пишет все тот же герцог Сюлли.

Гугеноты поверили ей, что король не предаст и по-прежнему будет защищать их.

Генрих IV, Герцог де Сюлли и Габриэль д'Эстре. С сайта http://www.fujibi.or.jp/en/our-collection/works-on-loan-returned/
Генрих IV, Герцог де Сюлли и Габриэль д'Эстре. С сайта http://www.fujibi.or.jp/en/our-collection/works-on-loan-returned/
Кроме того, «именно она, - пишет Ноэль Герсон, - действуя по собственной инициативе, привела к примирению Генриха с нобилитетом, который губил Францию, лишь бы не допустить Генриха до трона, который принадлежал ему по праву».

Париж открыл свои ворота, и 22 марта 1954 года Генрих и Габриэль совершили триумфальный въезд в город.

Через несколько месяцев Габриэль родила своего первого сына, Цезаря.

Король узаконил сына и впоследствии сделал его герцогом Вандомским.

После развода с мужем, Габриэль получила титул маркизы де Монсо и Генрих сделал ее ответственной за деликатные переговоры с папой римским о возвращении Франции в лоно Церкви; одно это свидетельствует о том, насколько он верил в ее дипломатическое мастерство.

В результате ее усилий, в письмах ко всем религиозным домам и орденам во Франции, датированных 15, 16 и 17 апреля, папа Климент поручил им молиться за процветание, здоровье и благополучие Генриха IV.

Вскоре Генрих ввел Габриэль и свою сестру Екатерину Бурбон в королевский совет.

В 1597 году, во время оживленного празднования, предшествовавшего Великому посту, Генрих получил известие, что Испания предприняла неожиданное нападение на Амьен, что означает, что Филипп II Испанский инициировал кампанию по уничтожению Генриха.

В то время как король готовился к битве, Габриэль, зная, что королевская казна истощена, собрала все наличные деньги и отдала их Генриху. В тот же вечер она посетила знатных особ, чтобы получить дополнительные пожертвования, и даже прервала ночной сон банкира, чтобы продать свои драгоценности.

Она покинула Париж, и осталась с королем на фронте на протяжении всей кампании, несмотря на угрозу своей безопасности.

Только в сентябре, после победы над испанцами, король и его храбрая возлюбленная вернулись в Париж.

Благодарный король выкупил для Габриэль поместья герцогини де Гиз и пожаловал ей титул герцогини де Бофор. Правда, роскошный бал в честь этого события не состоялся, поскольку Габриэль снова была беременна, и ей требовался покой и отдых.

Тем не менее, она не оставила дела государства, и была занята весьма деликатным случаем, связанным с возвращением Бретани под власть французской короны. Переговоры с Марией Люксембургской и ее мужем Филиппом-Эммануэлем, правителями Бретани, закончились успешно; в качестве части мирного соглашения, был подписан брачный договор между четырехлетним Цезарем, сыном Габриэль и Генриха, и дочерью правителей Бретани, которая была старше своего жениха на 6 месяцев.

И, хотя он уже была на поздних сроках беременности, она продолжала заниматься самым важным проектом правления Генриха IV - примирением гугенотов и католиков. Она участвовала во всех обсуждениях окончательного мирного договора с Испанией, многие из которых проходили в замке в Нанте. По мнению ряда историков, именно « ей "удалось смягчить чрезмерные требования как одной, так и другой стороны».

Нантский Эдикт, который в конечном счете воссоединил протестантов и католиков в первый раз после того, как Реформация разделила их, был издан 13 апреля 1598 года, всего за четыре дня до того, как Габриэль родила третьего ребенка, сына по имени Александр.

Есть только предположения о том, когда Генрих решил жениться на Габриэль, но весной 1598 года он отправил своего церковного дипломата, кардинала д’Оссата в Ватикан, чтобы выяснить мнение папы римского по этому поводу.

Генрих настолько был уверен, что ответ из Рима будет благоприятным, что 2 марта объявил, что свадьба состоится в Пасхальное воскресенье, и подарил Габриэль коронационное кольцо. Позже, когда надежда на папский указ угасла, он тайно принял меры, которые вынудили бы членов Французской церковной иерархии объявить свой первый брак недействительным и провести церемонию, которая сделала бы Габриэль королевой.

Генрих и Габриэль не знали, что Ватикан был против их брака по политическим мотивам. Там считали, что брак Генриха и Марии Медичи будет лучше соответствовать как интересам церкви, так и Франции.

Тем временем Габриэль забеременела четвертым ребенком. Поскольку известие из Рима задерживалось, ее обычно крепкое здоровье ухудшилось, и ее измучили предчувствия катастрофы. Она впала в депрессию и часто просыпалась от сна из-за кошмаров. Пугающие предсказания астрологов только усугубляли ее мрачное настроение.

Незадолго до Пасхи, 1599 года, по предложению отца Рене Бенуа, исповедника короля, Габриэль была отправлена из дворца Фонтенбло в Париж, чтобы вознести молитвы в своей приходской церкви. К этому времени, Габриэль была измотана подготовкой к свадьбе и шестимесячной беременностью.

Она отправилась в Париж водным путем, поскольку врачи сочли путешествие в карете опасным. Прощаясь с Генрихом на берегу реки, она расплакалась и сказала королю, что уверена в том, что они больше не увидятся, и что ей не дожить до Пасхи.

Через два дня в Париже она умерла от родов.

Ходили слухи, что ее отравили, возможно, в доме доме флорентийского банкира Замета, где она была на ужине в день своего приезда.

Слухи казались обоснованными, так как умирала Габриэль в страшных мучениях. Агония была так яростна, судороги так сильны, что голова ее в конвульсиях касалась пяток, лицо было обезображено и посинело.

Современные медицинские светила решили, что умерла она от эклампсии.

Но смерть ее устраивала столь многих, и была так своевременна, что одной эклампсией ее не объяснить.

Генрих впал в горячку, потом облачился в черное в знак траура, создав тем самым новый обычай.

Ну, а через некоторое время он завел очередную любовницу, а потом и женился.
https://tiina.livejournal.com/11961113.html
Что ж, жизнь продолжается, и у него, как у короля, были обязанности.
https://zen.yandex.ru/media/id/5b26abb3b5b89100a8baecc3/liubimaia-jenscina-genriha-navarrskogo-5b9bec46f7df7900accd636b?&from=feed
Subscribe
Buy for 30 tokens
“I’d rather keep my mouth shut and look a fool than open it and remove all doubt.” (Denis Thatche r ) “Я лучше промолчу и меня сочтут за глупца, чем открою рот и развею все сомнения”. (Денис Тэтчер ) Denis Thatcher (1915 – 2003) Денис…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments