Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Category:

Доктор Джордан


Глубокой ночью на оживлённой трассе вблизи Вашингтона столкнулись два автомобиля. Один из водителей вышел из машины, вероятно чтобы оценить размер повреждений, и тут же попал в ещё одну аварию. 74х летний хирург скончался до приезда скорой помощи.




https://valkiriarf.livejournal.com/1581569.html
Марион Джордан. Его мне всегда хотелось назвать по имени отчеству, будто передо мной не стопроцентный американец с глубокого юга США, чью жующую распевную речь трудно было понять в деталях, но которая была ясна по существу, а говорит со мной нестоличный хирург из российской глубинки, привыкший полагаться лишь на свою голову, свои руки и подручные средства. Его прибаутки и поговорки лились непрерывным потоком, оформляясь в стройный дидактический материал для резидентов или научный доклад с трибуны хирургического конгресса (он бы президентом Американского Общества Ожоговых Хирургов).

“Выбери себе область хирургии, которую никого не интересует, и стань в ней звездой!” - таков был его совет молодым хирургам. Этому девизу следовал и он сам.

Доктор Джордан всю жизнь проработал в одной клинике - Вашингтонском Госпитальном Центре. Этот большой госпиталь находится всего в 2х милях от Белого Дома и Капитолия, однако он расположен  в не самом благополучном районе столицы США. На обходах мы-резиденты часто переходили от высокопоставленного дипломата иностранной державы в одной палате к инвалиду из ближайшего дома ветеранов в другой, от бездомного бродяги-наркомана к члену Верховного Суда. По пятницам и субботам приёмное отделение травмы переполнялось ранеными с перестрелок и поножовщины, а вертолёты исправно доставляли искалеченных  в автомобильных авариях людей с окружной дороги и обожженных. В 70-80е годы, в самый расцвет сердечно-сосудистой хирургии д-р Джордан занялся хирургией травмы  и ожогами, не самой непривлекательной  ни в в денежном ни в в научном исчислении специальностью . Однако, благодаря его простому и  настойчивому выбору, в госпитале открылось известное теперь на весь мир ожоговое отделение.

Каждый из резидентов в общей хирургии работал 3 месяца в ожоговом отделении. Под отеческим одобрением Мариона мы учились всему, что связано с лечением ожогового пациента. В первые дни после поступления больных мы боролись с ожоговым шоком, писАли назначения по искусственной вентиляции лёгких, рассчитывали специальное питание, проводили гемодиализ у тяжёлых пациентов. Хирургическая часть лечения таких пациентов неброская, без блеска современной аппаратуры и технических приёмов. Она требует дотошности, времени и внимания к деталям. Доктор Джордан своим примером пояснял, что хирург вовлечён во всё, что касается благополучия ожогового пациента - от пересадки кожи до смены простыней и нижнего белья, особенно при глубоких ожогах. В операционной он обычно подавал нам инструменты и словами руководил движением наших рук. По прошествии почти двадцати лет я без труда вспоминаю его советы, закрывая большие кожные раны при лечении меланомы. Когда пациента, истекающего кровью, без пульса мчали на каталке в операционную, Марион брал за руку, сдерживал наш шаг, и не спеша расспрашивал, что мы собираемся делать. Хирург, по его мнению, своим спокойствием и рассудительностью может спасти жизнь пациенту в жизнь в экстренной ситуации. Его насмешливый совет “кровь капает сверху вниз” слышится мне всякий раз, когда приходится останавливать кровотечение глубоко в ране, и интуитивно глаза начинают искать кровящий сосуд в самой глубине, где кровь скапливается, игнорируя остальные участки операционного поля.

Кроме науки об ожогах, я узнал от д-р Джордана, что такое быть хирургом за пределами больницы. Ожоговые пациенты часто теряют всё за несколько минут: от семьи, имущества и профессии до смысла жизни. Хирургическая бригада, выхаживающая пациента в таких случаях замещает людям весь их мир, хотя бы на первое время. Марион руководил возвращением людей к жизни так же, как руководил он молодыми хирургами, на заднем плане: затеивал благотворительные сборы на новый дом, находил программы для переучивания на новую профессию, мобилизовал политические силы на поиск решений по пожарной безопасности домов и машин. Особые отношение у него были с пажарными. Они считали доктора Джордана своим ангелом. На самых страшных пожарах у этих отважных людей была ещё одна  линия защиты в дополнение к жароустойчивым бушлатам и шлемам - если что, за ними всегда стоял их хирургический ангел, готовый вернуть их в строй.

А ещё Марион был бесподобен на торжественных обедах. Я запомнил его в раздевалке загородного гольф-клуба, где у нас проходили ежегодные выпускные празднества. Вот он у раковины вычищает угольную грязь из-под ногтей (он приехал прямо со стройки - помогал в починке полусгоревшего дома), надевает белоснежную сорочку и модно повязывает  галстук-бабочку. Следующий кадр - д-р Джордан произносит тост, а в нём - совершенно расвязанную шутку, граничащую с солдафонством, но исполненную с искренностью подростка. В следующую секунду весь зал, включая строгих ревнителей приличий, взрывается заразительным хохотом и обожанием.

В газетной статье о трагической смерти д-ра Джордана значились его достижения в области медицины ожогов, личная благодарность президента Буша за спасение жертв атаки на Пентагон 9/11. Особо пронзительно описывалось, как утром следующего дня одна за другой завывали сирены пожарных расчётов. У пожарных был “bad day”, у них не стало ангела.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2170669363171754&id=1689170234655005

Subscribe
Buy for 30 tokens
И это уже не первый случай, когда на почте при получении, не зарегистрированного лекарства, задерживают мать, которая желает облегчить страдания своему ребенку. Фото: Фейсбук Lida Moniava Сообщение об этом появилось в Феусбуке директора детского хосписа "Дом с маяком" Лиды…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment