Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Японский Распутин




В истории Японии было много знаменитых буддийских монахов: Нитирэн, Догэн, Кукай, Сайтё, Гэмбо. Кто-то из них был обласкан властью, кто-то находился в оппозиции к ней, но никто из них даже близко не подошел к тому влиянию на власть, которое занял в своё время буддийских монах Докё. Это человек, чья биография позволяет условно называть его «японским Распутиным». Никогда до него и никогда после него в руках монаха не сосредотачивалась такая огромная государственная власть. Так давайте узнаем, как у него получилось достигнуть таких вершин и почему его сияние так быстро закончилось. Перед вами история жизни Докё.

Начало пути
Докё (700-770) происходил из провинциального рода Югэ, проживавшего в провинции Кавати. Мы не знаем, кем были его родители и что побудило нашего героя встать на путь буддийского монаха. Одно можно сказать с уверенностью: род Докё не позволил бы ему достигнуть каких-либо значительных вершин на государственной службе, поскольку родовитость кандидата играла определяющую роль при присвоении придворных рангов и распределении государственных должностей в Японии VIII века. Таким образом, осознанно или нет, став членом монашеской общины,
Докё вошел в одну из немногих структур, где человек оценивался в первую очередь по способностям, а не по происхождению.

Нам известно, что свою молодость Докё провёл в среде буддийских отшельников, где занимался аскетическими практиками на горе Кацураги, признанном центре так называемого шаманистического буддизма, где основной акцент делался не на достижении просветления, а на обретении сверхъестественных и магических способностей. Уже во время этих практик наш герой проявил характерную для него настойчивость в желании добиться поставленных целей. Так, в «Хронике семи главных храмов Нара» («Ситидайдзи нэмпё») о нём сказано, что «в аскетической практике не знал предела», то есть доходил до границ возможного в изнурении себя аскезой, результатом чего и должно было стать обретение сверхъестественных способностей.

После занятий в горах Кацураги Докё становится послушником буддийской школы Хоссо, где проходит обучение под руководством Гиэна, который, в свою очередь, проходил обучение в Китае. Стоит отметить, что школа Хоссо, располагавшаяся как и иные буддийские школы в городе Нара, от прочих отличалась своим упором на изучение магическо-целительных ритуалов, для совершенствования в коих использовалась техника медитативной йоги.

Такая практика (дзэнси) должна была помочь достигнуть состояния, в котором использование магических способностей было наиболее эффективным. От Гиэна Докё также узнал о дхарани. Дхарани – магические заклинания и мистические формулы, правильное произнесение которых способствует земным успехам, в том числе и в созерцании или в совершении ритуалов. Считалось, что с помощью таких дхарани Докё мог вызывать к себе на помощь одну из «тайных» ипостасей бодхисаттвы Каннон, которая помогала ему при исцелении больных. Дхарани Докё произносил на санскрите, который, по видимому, он выучил у Гиэна. Знания санскрита крайне редко встречались среди японских монахов, что говорит нам о том, что Докё являлся интеллектуальной элитой монашества периода Нара (710-794).

Монах Докё. Современное изображение.
Скорее всего, помимо умения читать исцеляющие заклинания, Докё также обладал навыками практической медицины.
Так или иначе, дела у нашего монаха начали идти в гору, видимо, учеником он был способным. В 748 году Докё обретался в храме Тодайдзи среди последователей знаменитого буддийского монаха Робэна, где получил звание камбё дзэндзи «мастер исцеления». В 754 году он был назначен на должность придворного священника в Найдодзё (досл. «внутреннее святилище»). Монахи, входившие в это учреждение, должны были выполнять определенные ритуально-магические действия в случае болезни государя и его семьи. Поэтому неудивительно, что, когда в 761 году государыня Кокэн заболела, Докё был приглашен к ней для проведения исцеляющих ритуалов. Вот только никто и не мог подумать, к каким последствия приведет это знакомство, но обо всем по порядку.


Императрица Кокэн
Жизнь японского императорского двора в период Нара – практически непрекращающаяся череда придворных интриг, противостояния родов, разбавляемых периодическими вооруженными восстаниями, в результате которых побежденных казнили или ссылали, а победители взбирались на вершину власти.
В 749 году император Сёму в связи с болезнью отрекся от трона в пользу своей дочери Кокэн (718 г.-770 г.). При императрице начал своё восхождение к власти представитель южной ветви дома – Фудзивара но-Накамаро.

Путём использования особенностей государственного аппарата периода Нара, позволяющего существовать параллельным правительству центрам власти, а также пользуясь поддержкой вдовы императора Сёму – Комё (происходила из рода Фудзивара), Накамаро назначал на важные государственные посты лояльных ему людей. Более того, в 757 году он раскрыл заговор высших государственных чиновников против себя и принца Оои.

Часть заговорщиков погибла под пытками, другая была сослана, тем самым расчистив дорогу для единоличного правления Накамаро. Чтобы не представлять Накамаро только как интригана, который расправлялся со своими соперниками, стоит сказать, что это был умный, по-конфуциански образованный человек.

В отличие от императора Сёму и императрицы Кокэн, которые были глубоко верующими в буддийское учение людьми, Накамаро предпочитал молитвам и ритуалам прагматические меры по улучшению состояния общества и построению в нём разумной иерархии. Так, он предпринял меры, которые можно истолковать с точки зрения конфуцианского «человеколюбия»: он понизил налоги, уменьшил процент по «рисовым ссудам» (выдавались государством крестьянам), освободил часть государственных рабов. При этом количество строек новых буддийских храмов уменьшилось.

Императрица Кокэн. Современное изображение.
Апогей власти Накамаро наступает после 8й луны 758 года, когда место отрекшейся из-за болезни (действительной или мнимой) Кокэн занял ставленник Накамаро – принц Оои (государь Дзюннин). Главный министр Накамаро получает беспрецедентные привилегии: чеканить собственную монету, от своего имени собирать налоги, пользоваться своей печатью в качестве государственной.

Также ведется активная деятельность по реформированию государственного аппарата, призванная повысить его эффективность, и иные меры, направленные на укрепление государственной власти. Скорость, с которой проводились эти реформы, а также дальнейшая борьба за власть Кокэн и Накамаро косвенно указывают на то, что между императрицей-буддисткой и чиновником-конфуцианцем существовали разногласия во взглядах на управление страной, поэтому, дабы сгладить противоречия, императрицу решили отстранить от власти.
Но, видимо, конфуцианец совершил что-то нехорошее в прошлой жизни, и карма решила отплатить ему сполна, поскольку корабль его жизненного триумфа встретил айсберг по имени Докё.


Альянс императрицы и монаха.
После исцеления болезни императрицы Кокэн, Докё стал её доверенным лицом с правом свободно входить в её покои. Это обстоятельство, а также назначения на должности, которые посыпались на Докё как из рога изобилия, стали основанием для подозрения, что между императрицей и монахом существовала интимная связь («Нихон рёики», «Оокагами»).

Сказать, так ли это было на самом деле, в настоящий момент не представляется возможным. На момент знакомства императрицы Кокэн и монаха Докё, ей было 45 лет, а ему уже за пятьдесят. Конечно, любви все возрасты покорны, но история об их скандальной связи появилась уже позже, в период Хэйан (794-1185), а также во времена средневековья. Между тем, исторические хроники, приближенные к этому периоду («Сёку нихонги») говорят нам только о том, что Докё получил благосклонность и привязанность императрицы, без какого-либо намека на большее.

Cовременная японская картинка. «Лечение» императрицы.
Не стоит забывать, что Кокэн была ревностной буддисткой, и поэтому в энергичном монахе-целителе она могла увидеть духовного наставника, а также опору в борьбе с кланом Фудзивара. Интересный момент: специалисты по каллиграфии отмечают, что почерк Докё говорит о том, что он был энергичной и храброй натурой, а иероглифы императрицы Кокэн указывают на то, что она была сильной и властной.

В любом случае, в 762 году, после выздоровления, Кокэн, которая к этому времени приняла монашество под именем Такано, заявила свои претензии на власть. Императрица объявила, что, став послушницей Будды, она намерена заниматься важными государственными делами – наградами и наказаниями, а праздниками и другой мелочью будет заниматься правитель Дзюннин.

Докё ухаживает за императрицей Кокэн
Какое-то время в стране существовало два центра власти. При этом резиденцией Дзюннина был императорский дворец, а резиденция Кокэн находилась в буддийском храме Хокэдзи в Нара. Можно сказать, что ставки подчеркивали силы, на который опирался каждый из правителей.


В том же 762 году Докё был назначен сёсодзу (третья должность в иерархии буддийских священнослужителей Японии после содзё и содзу). Безусловно, это было большим достижением для представителя провинциального рода, но это было мелочью по сравнению с теми должностями, которые Докё получит в будущем. Стоит также отметить, что Докё сместил на должности сёсодзу монаха Дзикун, который был ставленником Накамаро.

В 760 году умирает Комё, вдова императора Сёму, император Дзюннин удаляется в монастырь. С учетом назначения Докё на должность сёсодзу это говорило о том, что влиянию Накамаро приходит конец. Дабы восстановить своё могущество, Накамаро идет на решительный шаг и в 764 году поднимает мятеж против Кокэн и Докё. Мятеж провалился и, по иронии судьбы, еще больше укрепил положение императрицы и монаха. Накамаро был казнён, а его ставленник, император Дзюннин, был сослан и вскоре скончался при тайных обстоятельствах в 33 года.

Карта восстания Фудзивара-но Накамаро.
После восстания Накамаро для очищения от скверны, вызванной мятежом, было приказано вырезать один миллион деревянных моделей трехъярусных пагод, каждую высотою в 21,5 см, покрытую коалином, с вложенным текстом оберегающих заклинаний – дхарани. Миллион может и не вырезали, но 45 тысяч сохранились в храме Хорюдзи, что дает представление о масштабах и силах, которые на это были затрачены.

Деревянные модели трехъярусных пагод, каждая высотой в 21,5 см, покрыта
коалином, с вложенным текстом оберегающих заклинаний – дхарани.
После этого Кокэн вторично взошла на трон, на сей раз под именем Сётоку-тэнно. В отличие от Накамаро, который делал упор на построение государства на основе конфуцианской идеологии, Кокэн и Докё направили все свои усилия на поощрение буддизма. Можно сказать, что при них, политика поощрения буддизма достигла своей высшей точки.

Так, после поле подавления восстания Накамаро был издан указ, отменявший должность сокольничего при царском дворе. Вместо него назначался чиновник, ведавший церемонией по отпущению на волю живых тварей. Отменялись также подношения рыбой и мясом, доставляемые из различных провинций к царскому столу.

Докё заботился о разветвленной сети провинциальных храмов, строительство и содержание которых было возложено на местных чиновников, грешивших злоупотреблениями. С чиновников стали требовать регулярные отчеты о ходе работ и расходах средств, отпущенных на возведение храмов. Чиновников, замеченных в злоупотреблениях и присвоении средств, увольняли со службы и в течение длительного времени запрещали служить при государственном аппарате. Также могущественный монах способствовал строительству новых буддийских храмов, увеличению их земельных наделов и расширению прав по пользованию землей.

Тут стоит отметить, что, проводя политику поощрения буддизма, Докё не выделял какую-либо школу, скорее он пытался сосредоточить всю власть исключительно в своих руках. Например, если раньше на документы, удостоверяющие факт прохождения послушником монашеского посвящения, ставилась печать Приказа Управления, то теперь это стало прерогативой Докё. Также Докё запрещал отшельникам и бродячим монахам обращаться с проповедью к верующим, что, в целом, не было новаторством для японского государства периода Нара. Так, подобные запреты содержались в кодексе «Сонирё» (701).

Не забывал Докё и про своих родственников. Так, под конец правления Докё, десять членов клана Югэ имели пятый ранг или выше, несмотря на то, что никто из них не занимал подобного положения раньше. Самым выдающимся примером такого повышения был брат Докё – Киёхито. Так, когда Докё только пришел к власти, у Киёхито был младший восьмой ранг, в 769 году он получил второй младший ранг и занимал позицию дайнагона (императорский советник). Но, несмотря на эти усилия, клану Югэ не удалось удержать управление. В первую очередь это связано с тем, что Докё не удалось установить контроль, поставив своих людей над должностями среднего ранга за исключением нескольких важных областных постах. Поэтому, как только умерла императрица Сётоку, Фудзивара смогли легко вернуть власть в свои руки.

Как вы уже поняли, жизнь Докё после повторного прихода к власти Кокэн – череда повышений и предваряющих эти повышения «чудес». Так, в 764 году Докё получает должность великого министра при сохранении монашеского сана – дайдзин дзэндзи (великий министр-учитель медитации). В 765 году он занял высший правительственный пост – «великого министра-главы правительства» (дайдзё дайдзин дзэндзи). Наконец, в 766 году Докё был объявлен «царём Дхармы» (хоо), что было неслыханно, поскольку этот титул мог носить лишь верховный правитель, принявший буддийские обеты. До него этим титулом обладал только принц Сётоку.

К слову, перед тем как объявить Докё «царем Дхармы», в нарском храме Суми-дэра статуя испустила из себя «святые остатки» (сяри), кость Будды. В 767 году в Микава и Исэ наблюдались пятицветные облака, что также было истолковано как благоприятное для Докё знамение, но апогей этих чудес наступил в 769 году, когда жрец Хатимана якобы объявил, что Докё должен стать новым Императором!


Монах, возжелавший стать императором
Хатиман – божество, главным назначением которого была охрана страны и правящей династии, также он был богом-покровителем воинов и литейно-кузнечного дела. Также, под влиянием буддизма, Хатиман почитается как милосердный и сострадательный бодхисаттва. Вот такое необычное сочетание. Культ этого божества, вероятно, континентального (корейского) происхождения, был распространен на Кюсю. Хатиман был знаменит тем, что через медиумов объявлял пророчества, которые имели огромный авторитет в глазах японцев.

Хатиман
И вот, в 769 году распорядитель ритуалов из Дадзайфу Накатоми-но Сугэ-но Асамаро передал императрице Кокэн, что Хатиман из святилища Уса объявил, что если Докё займет трон, то в государстве воцарится мир и спокойствие. В «Продолжении Анналов Японии», правда, указано, что это была ложь Асамаро, чтобы польстить Докё.

В любом случае, императрица отнеслась к этому сообщению крайне серьёзно и вместо того, чтобы слепо согласиться с ним, решила направить на Кюсю свое доверенное лицо – Вакэ-но Киёмаро. Перед отправлением в путь Докё напутствовал Киёмаро, что щедро его вознаградит, после того как тот подтвердит, что Хатиман хочет видеть его на престоле. К несчастью для Докё, ответ Вакэ-но Киёмаро по возвращении с Кюсю не соответствовал его ожиданиям. Хатиман пророчествовал, что правителем может быть только человек из императорского рода и что подданный никогда не может стать правителем!

Докё и Вакэ-но Киёмаро. Видимо, здесь Докё пытается подкупить Вакэ-но Киёмаро.
Удивительно, что от Кокэн не последовало никаких наказаний в отношении Асамаро или Докё, который покушался на трон путём использования ложных пророчеств! Самое же странное - это то, как Кокэн «отблагодарила» своего верного слугу – Вакэ-но Киёмаро. Киёмаро был лишен императрицей Кокэн должности, а потом и вообще сослан в провинцию Оосуми, а сестру его Хокун, которая донесла послание оракула до императрицы Кокэн, расстригли из монахинь и отправили в ссылку в провинцию Бинго.

Все эти события дают нам повод подозревать, что сама Кокэн была не против того, чтобы Докё стал императором после её смерти. Особенно учитывая тот факт, что после этого инцидента Кокэн построила дворец в родном городе Докё в провинции Кавати и перебралась жить с ним туда, до тех пор пока ситуация в столице не успокоилась.

Ну и в дополнении к версии того, что Кокэн была не против смены династии, хочу отметить тот факт, что императрица была ревностной буддисткой, поэтому ситуация, при которой она не возражала бы против восшествия на престол близкого ей наставника-монаха, кажется вполне реалистичной.

Все расстроены. Императрица меняет имена Вакэ Киёмаро и Вакэ Хиромуси.
Так, настоящее имя - Киёмаро («чистый Маро») меняется на Китанамаро - «грязный
Маро». Хокун меняем на Хиро-мусимэ
Есть также еще одна трактовка этих событий.
Так, по мнению некоторых историков, вся эта операция была задумана Момокава, Киёмаро, Киби-но Мами и другими, чтобы скомпрометировать Докё в глазах императрицы и народа. Соответственно и священник с Кюсю, сообщивший о воле Хатимана, был ими подкуплен. Наконец, считается, что императрица подозревала заговор против Докё и не стала вникать в детали, а просто сослала главных участников.

Вакэ-но Киёмаро изображен на 10 йенах. В период Мэйдзи Вакэ-но Киёмаро стал
почитаться как пример верного слуги государя и защитника императорского рода. (1930)
Между тем, конец всемогущества Докё был близок. Осенью 770 года умирает Кокэн, после чего к власти приходит император Конин, который возвращает с почётом Киёмаро и Хокун из ссылки. После чего началась работа по отстранению монаха от власти.

Shunga – Katsushika Hokusai – Evil Monk Dokyo – c.1820.
Стоит сказать, что Докё на протяжении всего времени своего правления не создал какую-либо организацию единомышленников, которая могла бы его поддерживать после смерти его благодетельницы – императрицы Кокэн. В своей деятельности он опирался на помощь своего брата и двух монахов, которые, очевидно не могли ничего противопоставить такой сплоченной организации, как враждебные кланы.
Все же уступки Докё буддийским храмам были направлены, в первую очередь, на усиление его личной власти и уменьшение власти родов, находящихся у власти, а не создании альтернативной теократической системы власти. Поэтому, как только императрица Кокэн ушла из жизни, кланы Вакэ и Фудзивара под покровительством императора Конина смогли без труда отстранить Докё от власти, лишив его всех должностей и отправив управляющим в провинциальный храм, где тот вскоре и умер.

Так, печально и поучительно, закончилась судьба «японского Распутина», который так и не стал основателем новой династии Ямато.

Subscribe
promo guriny 02:22, monday 2
Buy for 30 tokens
Вчера были в Нижнем Тагиле на ярмарке в День Города. По опыту прошлого года мы знаем, что в Тагиле очень мало людей, которые хотят присоединиться к нашему мастер-классу. Сделать деревянную ложку или цветочек из бересты. В других городах всегда желающих много, а тут... Поэтому я сидел и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments