Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Палач: Месье де Пари

"Его Величество Людовик XVI... Его бедное жалкое Величество! Я три раза встречался с несчастным королем.
Первый раз я увидел его в связи с денежным затруднением: мне не заплатили жалованье - в казначействе не было денег. Я подал жалобу королю и был вызван в Версаль.
Я остановился на пороге залы, сверкающей мрамором, зеркалами и позолотой. Король не пригласил меня войти. Он стоял спиной ко мне и так провел всю аудиенцию.
- Я приказал, - молвил он, не оборачиваясь, - заплатить вам указанную сумму.
Именно тогда, рассматривая его спину - эту презирающую меня спину, - я отметил сильные мускулы шеи, выступавшие из-под кружевного воротника.
На прощание ему все-таки пришлось обернуться. И король - клянусь! - не смог скрыть ужаса. Нет, это не был обычный трепет человека при виде палача. Это был ужас!





Он будто почувствовал, где я увижу вновь эти мускулы шеи...
https://tiina.livejournal.com/10351743.html



И еще: при выходе из дворца я увидел двух женщин. Одна была - сама величественность и надменность, другая - сама доброта. Это были они: королева и сестра короля - принцесса Елизавета.
Так в один день я увидел всех венценосных особ, которые падут от моей руки...

Как весело началась Революция! С какой праздничной легкостью народ овладел Бастилией! Правда, во всей "зловещей тюрьме тирана" оказалось всего несколько заключенных (один из них был безумен и никак не хотел покидать камеру).
Я буду часто вспоминать почти пустую Бастилию, проходя по переполненным революционным тюрьмам.
Свобода, Равенство и Братство! Или Смерть! О Великая Революция!
"

Так, писал в своём дневнике «Записки палача», известный французский палач Шарль Анри Сансон.



Из знаменательного текста «Записки палача»:

"Вот тогда и произошла моя вторая встреча с королем. Национальное собрание поручило доктору Луи, лейб-медику короля, высказать свое мнение о гильотине. В обсуждении должны были принять участие доктор Гийотен и, конечно, я - Исполнитель.
Стояла теплая весна 1792 года. Мы приехали в Версаль и прошли через сразу опустевший дворец - увидев нас, несколько слуг с жалкими, испуганными лицами тут же попрятались.
Лейб-медик принял нас в кабинете, за столом, покрытым зеленым бархатом. Когда мы обсуждали рисунок Шмидта, открылась дверь и вошел он - король! Он был в темном платье. Его приход меня не удивил - я знал, что король обожает слесарничать и сам выдумывает всякие механизмы. К тому же он продолжал считать себя главой нации, и перемена в системе исполнения наказаний не могла не интересовать его.
Король, нарочито не замечая нас, обратился к доктору Луи:
- Что вы думаете об этом?
- Мне кажется, что это весьма удобно...
- Но уместна ли тут полукруглая форма лезвия? Ведь шеи бывают разные: для одной круг будет чересчур велик, для другой - мал... - Он поправил рисунок (заменил полукруг косой линией) и, стараясь не глядеть на меня, спросил лейб-медика: - Кажется, это тот человек? Спросите его мнение о моем предложении.
- Я думаю, замечание превосходно, - сказал я.
Действительно, испытания доказали верность замечания короля.
И в этом король смог убедиться сам - во время нашей третьей, последней встречи... "


Гильотина с королём Людовиком XVI и с его окружением сыграла злую шутку, как и судьба зловеще посмеялась над персонажами рожденными кровавой французской революцией, пожрала своих рожденных детей.



"27 прериаля. Редчайший день отдыха. Мы гуляли с племянницами за городом и столкнулись с ним. Его сопровождала огромная собака по кличке Браунт.
Дети никак не могли сорвать дикие розы - мешали шипы. И он поспешил к ним на помощь. Он был одет в голубой фрак, желтые брюки и белый жилет. Волосы его были напудрены, а шляпу он держал на конце маленькой трости.
Он сорвал розы, отдал их детям и ласково беседовал с ними, пока не заметил меня...
Я никогда не видел, чтобы так менялось человеческое лицо! Он будто наступил на змею! Его лоб покрылся испариной, улыбка исчезла. Он проговорил отрывистым голосом:
- Вы...
И замолчал. В глазах у него был ужас!
Он поспешно удалился, не глядя на меня. А я все думал, где я уже видел такие же глаза?
Я вспомнил - король! Наше первое свидание!
Да, это было не отвращение к топору, который верно служил тебе, Робеспьер! Это был твой страх. Твой ужас!"




"21 флореаля я присутствовал на заседании, где была осуждена Елизавета - набожная сестра последнего короля. Она выслушала приговор с ласковой улыбкой на устах, обратив глаза к небу, а Фукье-Тенвиль честил ее в самых бранных выражениях! Трибунал под председательством судьи Дюма, конечно, приговорил ее к смерти, как опасную заговорщицу.
В сообщники ей были приписаны еще двадцать три аристократа. Всех их я рассадил по телегам - уже на следующее утро...
Впрочем, скоро и председатель Трибунала Дюма сядет в мою телегу.
Елизавету велели гильотинировать последней. Когда пришла ее очередь подняться на эшафот, она слегка содрогнулась, но пошла сама...
Она приблизилась к доске. Я хотел снять платок, покрывавший ее плечи, но она воскликнула с непередаваемой, чудной стыдливостью:
- О, ради Бога!..
Тюрьмы переполнены. Но уже придумали, как их очистить для новых заключенных. В Консьержери и в прочие тюрьмы внедрены агенты. Они предлагают несчастным, обреченным на смерть, организовывать заговоры - будто бы для освобождения. После чего "заговорщиков" немедленно отправляют на гильотину."



"9-10 термидора. Сын рассказал, что председательствующий в Трибунале судья Дюма готовился отправить в мою телегу очередную партию осужденных, но вошли посланцы Конвента и объявили о его аресте. И уже на следующий день Дюма сам сидел в моей телеге...

Робеспьер, несчастный, уничтоженный, старался перекричать вопли восставшего против него Конвента, но издавал только нечленораздельные звуки.
И кто-то бросил ему:
- Это кровь Дантона душит тебя!
Он успел прокричать сквозь рев бесновавшихся депутатов:
- Разбойники, вы торжествуете!
Разбойники... Он был прав: всех честных республиканцев он давно уже отправил под мой топор. "




Шарль Анри Сансон (фр. Charles-Henri Sanson; 15 февраля 1739 — 4 июля 1806) — потомственный палач из династии Сансонов. Полный титул — шевалье Шарль-Анри Сансон де Лонваль (Chevalier Charles-Henri Sanson de Longval).



Шарль Анри Сансон — сын палача Шарля Жана-Батиста Сансона и его первой жены Мадлен Тронсон. В 1754 году, после того как его отца поразил паралич, вынужден был исполнять его обязанности. Он ещё в отрочестве с ужасом убедился, что ему придется стать палачом, подобно отцу и дедам.



По отзыву немногих знавших его людей, Шарль Анри, в молодости пытавший и колесовавший осуждённых, а на старости их гильотинировавший (пытку отменила революция), был «чрезвычайно добрый, кроткий, привлекательный человек», щедро раздававший милостыню тем бедным, которые им не гнушались. Тон, одежда, манеры у него были в высшей степени джентльменские, и со своими клиентами он всегда бывал изысканно любезен: так, отвозя Шарлотту Корде на эшафот, предостерегал её от толчков телеги и советовал сидеть не на краю, а посередине скамейки.



Королевский Палач Франции Людовика XVI, и высокий палач Первой Французской Республики - Шарль Анри Сансон, за всю свою карьеру казнил около 3000 человек.




Наиболее известные гильотинированные французские жертвы.


Людовик XVI
Мария-Антуанетта
Шарлотта Корде
Антуан Барнав
Жан Сильвен Байи
Жорж Жак Дантон
Антуан Лавуазье
Максимилиан Робеспьер
Жорж Кутон
Луи Антуан Сен-Жюст
Матьё Журдан
Жан-Луи Верже
Камилл Демулен
Антуан Фукье-Тенвиль





Последняя казнь через отсечение головы гильотиной была произведена в Марселе, в период правления Жискара д’Эстена, 10 сентября 1977 года. Казнённого арабского происхождения звали Хамида Джандуби. Это была последняя смертная казнь в Западной Европе.

Палач: Месье де Пари.



IMPERIUM_ROSS.
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments