Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Больница и риск-менеджмент

Больница и риск-менеджмент
В 2015 году Седов вновь всех удивил — построил в провинциальном Коврове больницу, оборудованную по всем европейским стандартам. Поменяй вывески с кириллицы на латиницу — не отличишь от швейцарской или немецкой. Команду врачей подобрал — звездную, многих перекупил из столичных клиник.

— Как пользователь, я видел, какими больницы бывают. И у нас, и за границей. В 11-12-е годы наблюдал, как пикирует отечественная медицина. Я живу в маленьком городе и все знаю про региональных врачей. Приходилось вызвать «скорую» и мне, и на завод. И после пары случаев, когда бригада приезжала с пластырем и зеленкой, грозился, что психану и что-нибудь сделаю сам. Все бизнесмены изучают риск-менеджмент.

Мы применяем его не только с точки зрения бизнеса, но и проецируем на свою жизнь. Так вот по риск-менеджменту я с семьей в этом городе оставаться не должен. Потому что банальная ситуация, которая легко поправима, если есть хороший врач и лекарства, в положении местных больниц пять лет назад могла закончиться фатально. Но я лентяй и уезжать никуда не хочу.

Ситуация из серии «хочешь есть — строй ресторан». Вот и тут — интригуешь с хорошим специалистом для завода, перекупаешь его из другого региона, а у него мама — гипертоник. И все, «схантить» не получилось. Внутри своего заповедника я хорошему специалисту, если попросит, любую плюшку обеспечу — от зарплаты до квартиры. Кроме врача. Ситуаций, когда чуть ли не вертолет за московскими врачами посылали, было много. Инвестировал в итоге 2 миллиарда.

Мотивировал «Филипс» бесплатно сделать технологический проект клиники. Впервые для России в головном голландском офисе сделали подробнейший проект, рассчитав все до розеток. Но на новейшем оборудовании должны работать квалифицированные люди. Я поехал в Москву. Неделю просто шлялся по клиникам.

Потом пришел к Леониду Рошалю и рассказал о своих наблюдениях.

Я разделил врачей на возрастные страты.

В первую очередь это «пятидесятники плюс» — люди с дипломами советской школы и верные клятве Гиппократа. У каждого за спиной приличное кладбище — опыт врача я измеряю этим. Они умеют работать в команде, но из-за незнания иностранных языков все новые мировые веяния до них долетают с опозданием.

Далее «сороковники». Для них клятва Гиппократа вторична, они в том возрасте, когда стремятся занять посты пятидесятников и нацелены на карьеру.

«Тридцатники» — уже с российским дипломом, но при этом отлично адаптированы в мировое медицинское сообщество, в курсе всех тенденций. Для них пациент — кошелек, обучаются они в первую очередь методикам с самой мощной финансовой отдачей, а не тем, что нужны пациентам.

Некомфортнее всего себя в этой сфере чувствуют пятидесятники — их прессуют молодые, совмещать в их возрасте — сложно. При этом они самые свободные — дети выросли, разъехались.

В общем, посоветовавшись с Рошалем, я свистнул к себе именно пятидесятников. Зарплату положил выше московской. Квартиры новые бесплатные. В том числе и в Доброграде. Они сдали свои академические квартиры на Полянках-Якиманках и с удовольствием переехали.

При одном жестком условии — они изучают языки, ездят по симпозиумам, образовываются. Они об этом мечтали, им прежде это не светило, ибо дорогу — молодым. В итоге у людей сверхдоход, титул и положение, зеленый свет в профессии, 15 минут до работы. Профессура встала в очередь! Я выбирал и продолжаю выбирать. У нас еще много вакансий, я придирчиво ковыряюсь, ищу идеальных кандидатов в роли селекционера. Заработала бизнес-составляющая — открываем новые направления.

Сформировав профессорский состав, я под них подсунул молодняк. Из тех, кто хочет не только зарабатывать, но и становиться хорошим врачом. Такие есть. И им нужны грамотные наставники. И еще — запретил совместительство. Это очень развратная схема. Пациента надо вести и наблюдать. В России сейчас десятки «летучих бригад»: хирург, анестезиолог, две сестры. Где-то у них номинально лежат медкнижки, а «колбасят» они по стране: приезжают под заказ на десяток плановых пациентов с одной патологией.

День-два стоят у стола, всех режут-штопают и улетают. Я считаю такую практику преступной и обсуждал это с министром здравоохранения Скворцовой. Этого нельзя делать. В западных клиниках на следующий день пациента обязательно осматривает тот, кто оперировал. Потому что, если что-то пойдет не так, врач знает, в чем причина. Поэтому я сразу сказал: совмещение только в рамках научных работ и с госклиниками, по их запросу. И да, мои ребята по просьбе областной администрации часто закрывают на время кадровые дыры в госклиниках. Например, так работает мой пульмонолог.

— Есть ли среди врачей «бриллиант», ради которого стоит приехать из Москвы? 

— Да у меня ожерелье из таких! И половина пациентов — Москва и Питер. А теперь еще и заграница. Мы теперь в обойме медицинского туризма, нас сертифицировали. Ассоциация международного медицинского туризма, базирующаяся в Германии, включила нас в реестр клиник, имеющих право оказывать такие услуги. Там очень строгие требования, мы соответствуем всем европейским стандартам.

В клинике два рабочих языка — русский и английский. Без проблем общаемся с немецкими и китайскими пациентами. Любой человек, взяв полис ОМС, может приехать и бесплатно прооперироваться. Скворцова, когда приезжала, удивилась, сказав, что мы, частная клиника — более бесплатная и доступная, чем государственная больница. Сотрудники моей компании обслуживаются бесплатно, это часть соцпакета.
источник
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments