Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Жизнь и смерть русского генерала Михаила Дмитриевича Скобелева (подборка материалов, часть 3)

Жизнь и смерть русского генерала Михаила Дмитриевича Скобелева (подборка материалов, часть 3)

Давайте постараемся за голыми фактами биографии увидеть и понять человека!



Семья

Михаил Дмитриевич Скобелев родился в 1843 г. в Петербурге в семье потомственных военных: дед – генерал от инфантерии, отец – генерал-лейтенант. Сам М.Д. Скобелев был генералом от инфантерии, а затем генерал-адъютантом. Несмотря на то, что Скобелев-младший пошёл по стопам отца и деда в профессиональном плане, в духовном плане он был очень близок со своей матерью, Ольгой Николаевной Скобелевой (в девичестве Полтавцевой). Она имела очень большое влияние на своего сына, который видел в ней друга всей своей жизни. Поэтому скажем несколько слов об этой замечательной женщине.


Ольга Николаевна Скобелева (1823-1880)

Портрет О.Н. Скобелевой. Акварель В. И. Гау (1842)

Она была средней из пяти сестёр Полтавцевых. В 1842 г. окончила Смольный институт и вскоре вышла замуж за генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Скобелева. В их семье было четверо детей: первенец Михаил и три дочери.

Дмитрий Иванович Скобелев

Ольга Николаевна была светской женщиной, но в самом лучшем смысле этого слова: она не только была умна и образованна, но и умела глубоко вникать в дела мужа и детей, жить их интересами и заботами. Вот как характеризует её русский историк и критик барон Н.Н. Кнорринг: «Ольга Николаевна была очень интересной женщиной, с характером властным и настойчивым. Она очень любила своего единственного сына, посещала его даже в походной обстановке и своей широкой благотворительной деятельностью поддерживала его политику в славянском вопросе». После смерти мужа в 1879 г. Ольга Николаевна отправилась на Балканский полуостров, где возглавила болгарский отдел Общества Красного Креста. Она основала в Филиппополе (ныне Пловдив) приют для 250 сирот, организовала в нескольких городах приюты и школы. Участвовала в организации снабжения госпиталей Болгарии и восточной Румелии (историческое название Балкан). На Балканах Ольгу Николаевну Скобелеву знали не только как жену и мать славных генералов, но и как щедрую благотворительницу и мужественную женщину.

В Румелии она хотела учредить сельскохозяйственную школу и церковь в память своего мужа, но не успела – её жизнь трагически оборвалась: 6 июня 1880 г. её зверски зарубил шашкой русский поручик, ординарец Скобелева, капитан румелийской полиции А. А. Узатис  с целью грабежа. Сопровождавший Скобелеву унтер-офицер Матвей Иванов смог убежать и поднял тревогу. Узатиса нагнали, окружили, и он застрелился.

Филиппопольским городским советом на месте убийства Ольги Николаевны Скобелевой поставлен памятник. А похоронена она в её родовом имении, в церкви.

Памятник на месте убийства О.Н. Скобелевой

Памятник в виде постамента, заканчивающегося крестом. Постамент выполнен из туфа. Высота его – 3,1 метра. Надпись: «Ольга Николаевна Скобелева, родилась 11 марта 1823 г. С высокой целью пришла ты к нам. Но рука ужасная сократила дни твои. Святая прости! Ив. Вазов. Убита злодеем 6 июля 1880. Вечно признателен ей город Пловдив».

Детство и юность М.Д. Скобелева

Его первым воспитателем был гувернёр-немец, которого мальчик ненавидел за его лицемерие, подлость и жестокость. Увидев, как страдает его сын, Д.И. Скобелев отправил ребёнка в Париж в пансионат к французу Дезидерию Жирардэ, который впоследствии стал близким другом Скобелева, последовал за ним в Россию и был при нём даже во время военных действий.

Дальнейшее образование  Михаил Скобелев продолжил в России: он поступил в Санкт-Петербургский университет, но университет был временно закрыт из-за студенческих беспорядков. И тогда Михаил Скобелев поступил на военную службу в Кавалергардский полк (1861). Так началась его военная карьера. Ещё до поступления в Николаевскую академию генерального штаба он был награждён орденом Святой Анны 4-й степени «за храбрость», в 1864 г. наблюдал за театром военных действий датчан против немцев. А по окончании Академии Михаил Дмитриевич Скобелев был произведён в штабс-ротмистры и в ноябре 1868 г. был назначен в Туркестанский округ.

М.Д. Скобелев в Хивинском походе

В трудных условиях похода (путь пешком, нехватка воды, тяжёлое снаряжение, которое было не под силу даже верблюдам и др.) Скобелев показал себя умелым командиром, он не только поддерживал в своём эшелоне идеальный порядок, но и заботился о нуждах солдат, чем очень быстро снискал их расположение: простой человек всегда оценивает хорошее отношение к себе. И всегда благодарен за это.

Скобелев проводил разведки с целью осмотра колодцев и безопасности продвижения. Бывали и столкновения с противником – в одном из них он получил 7 ран пиками и шашками и некоторое время не мог сидеть на коне.

После возвращения в строй Скобелев был направлен для разорения и уничтожения туркменских аулов, чтобы наказать туркменов за враждебные действия против русских.

Позже он прикрывал колёсный обоз, и когда хивинцы атаковали верблюжий обоз, Скобелев двинулся с двумя сотнями в тыл хивинцам, наткнулся на большой отряд в 1000 человек, опрокинул их на подошедшую конницу, атаковал затем хивинскую пехоту, обратил её в бегство и возвратил отбитых неприятелем 400 верблюдов.

Михаил Дмитриевич Скобелев

29 мая генерал К. П. Кауфман вступил в Хиву с южной стороны. Из-за господствовавшего в городе безвластия северная часть города не знала о капитуляции и не открыла ворота, начался штурм северной части стены. М. Д. Скобелев штурмовал Шахабатские ворота, первым пробрался во внутрь крепости и хотя был атакован неприятелем, но удержал за собой ворота и вал. Штурм был прекращён по приказу генерала К. П. Кауфмана, который в это время мирно вступал в город с противоположной стороны.

Так Хива покорилась. Цель похода была достигнута, но один из отрядов, Красноводский, до Хивы так и не дошёл. Для выяснения причины Скобелев решил выполнить разведку. Это была очень опасная задача, т.к. местность была чужой, на каждом шагу их могли атаковать. Скобелев с пятью всадниками, среди которых было 3 туркмена, выступил в разведку. Наткнувшись на туркменов, он едва спасся, но понял, что пробиться возможности не было. Скобелев вернулся, пройдя 640 км за 7 дней. За эту разведку и донесение Скобелев был награждён 30 августа 1873 г. орденом святого Георгия 4-й степени.

Отпуск зимой 1873-1874 гг. Скобелев провёл в южной Франции. Там он узнал о междоусобной войне в Испании, пробрался в расположение карлистов (политическая партия в Испании, она существует и сейчас, но уже не играет серьёзной роли в политике) и был очевидцем нескольких сражений.

22 февраля 1874 г. Михаил Дмитриевич Скобелев был произведён в полковники, 17 апреля назначен флигель-адъютантом с зачислением в свиту Его Императорского Величества.

В сентябре 1874 г. Скобелев участвовал в Пермской области во введении в действие приказа о воинской повинности.

И снова Средняя Азия

Вернувшись в апреле 1875 г. в Ташкент, Скобелев приступил к новой должности – начальника военной части российского посольства, отправляемого в Кашгар через Коканд. Правитель Коканда, Худояр-хан, находился на стороне русских, но был слишком жесток и корыстолюбив, и в июле 1875 г. он был низложен, бежал в русские пределы. За ним двинулось и русское посольство, которое прикрывал Скобелев с 22 казаками. Благодаря его таланту, осторожности и бережному отношению к вверенным ему людям, они добрались до Ходжента без единого боя и вообще без применения оружия. Но в начале августа кокандские войска вторглись в русские пределы, осадили Ходжент, куда был направлен Скобелев для очищения окрестностей Ташкента от неприятеля. Вскоре к Ходженту подошли главные силы генерала Кауфмана; Скобелев был назначен начальником конницы.

Михаил Дмитриевич Скобелев

В этом сражении Михаил Дмитриевич показал себя блестящим кавалерийским начальником, русские войска одержали убедительную победу, хотя сам Скобелев был ранен в ногу. С Насреддином был заключён договор, по которому Россия приобрела территорию к северу от Сыр-Дарьи, образовавшую Наманганский отдел.

Но кипчакское и киргизское население ханства не хотело признать себя побеждённым и готовилось к возобновлению борьбы. В ночь на 5 октября, с 2 сотнями и батальоном Скобелев произвёл стремительное нападение на лагерь кипчаков, за это 18 ноября он был произведён в генерал-майоры. Ему было приказано «действовать стратегически оборонительно», то есть не выходя за пределы владений Российской империи.

Однако Скобелев никогда не боялся брать инициативу в свои руки. И здесь он поступил так же. Кокандцы не оставляли попыток перейти границу, поэтому здесь постоянно проходила малая война. Скобелев решительно пресекал попытки перехода границы: он разбил отряд Батыр-тюря у Тюря-кургана, затем пошёл на подмогу к гарнизону Намангана, а 12 ноября разбил у Балыкчей до 20 000 неприятелей. Необходимо было положить этому конец. Кауфман приказал Скобелеву совершить зимой движение к Ике-су-арасы и разгромить кочевавших там кипчаков и кыргызов. Скобелев выступил из Намангана 25 декабря, в его распоряжении было 2800 человек, 12 орудий, ракетная батарея и обоз из 528 арб. Кипчаки уклонялись от боя, не оказывая достойного сопротивления.

1 января 1876 г. Скобелев перешёл на левый берег Кара-Дарьи, произвёл основательные рекогносцировки окраин города и 8 января после штурма овладел Андижаном. К 19 февраля Кокандское ханство было полностью завоевано Российской империей, здесь была образована Ферганская область, и 2 марта Скобелев был назначен военным губернатором этой области и командующим войсками. За этот поход 32-летний генерал-майор Скобелев был награждён орденом святого Владимира 3-й степени с мечами и орденом святого Георгия 3-й степени, а также золотой шпагой с бриллиантами с надписью «за храбрость».

Медаль в честь покорения Кокандского ханства

Как же встретили героя в Петербурге?

Став главой Ферганской области, Скобелев нашёл общий язык с покорёнными племенами, почти всюду к нему являлись старшины с изъявлением покорности.

Но было нечто, что не нравилось военной элите того времени (впрочем, как не понравилось бы и сегодняшней): в качестве начальника области Скобелев особенно боролся против казнокрадства, чем нажил себе множество врагов. В Санкт-Петербург пошли доносы на него с тяжкими обвинениями, которые не подтвердились, но 17 марта 1877 г. Скобелев был отстранён от должности военного губернатора Ферганской области.

Очень недружелюбно и недоверчиво отнеслось Российское общество к тем, кто показал себя в боях и походах против «халатников». Многие считали Скобелева выскочкой, у которого ещё молоко на губах не обсохло, а он уже получил такие высокие военные награды. Обычная человеческая зависть, желание унизить других, более достойных, но не желающих входить в их сообщество. М.Д. Скобелев показывал себя в деле, а не в кабинетных баталиях. Он был чужаком в их среде, причём отличаясь не только необыкновенной храбростью, но и гуманным отношением к подчинённым, и общей эрудицией.

Многие считали, что успехи в Азии дались ему случайно.

Об этом хорошо рассказывает очевидец и участник тех событий – Василий Иванович Немирович-Данченко (не путать его с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко, известным театральным деятелем – это его старший брат).

Василий Иванович Немирович-Данченко

Василий Иванович Немирович-Данченко был военным корреспондентом во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. (принимал участие в боевых действиях и был награждён солдатским Георгиевским крестом), русско-японской войны 1904-1905 гг., Балканских войн Первой мировой войны 1914-1918. В отличие от своего брата, Василий Немирович-Данченко не принял революции и эмигрировал. С 1921 г. он живёт сначала в Германии, затем в Чехословакии. В предисловии к своей книге «Скобелев» он отмечает, что стремился написать не биографию генерала, а «ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением тяжёлой утраты этого замечательного человека. Между ними встречаются наброски, которые может быть, найдут слишком мелкими. Мне казалось, что в таком сложном характере, как Скобелев – всякая подробность должна быть на счету».

В.И. Немирович-Данченко пишет: «Ему уже и тогда завидовали, завидовали его молодости, его ранней карьере, его Георгию на шее, его знаниям, его энергии, его умению обращаться с подчиненными… Глубокомысленные индюки, рождавшие каждую самую чахоточную идейку с болезненными потугами беременной женщины, не понимали этого деятельного ума, этой вечно работавшей лаборатории мыслей, планов и предположений…

Учился и читал Скобелев при самых иногда невозможных условиях. На биваках, на походе, в Бухаресте, на валах батарей под огнем, в антрактах жаркого боя… Он не расставался с книгой – и знаниями делился со всеми. Быть при нем – значило то же, что учиться самому. Он рассказывал окружавшим его офицерам о своих выводах, идеях советовался с ними, вступал в споры, выслушивал каждое мнение. Вглядывался в них и отличал уже будущих своих сотрудников. Нынешний начальник штаба 4-го корпуса генерал Духонин так, между прочим, характеризовал Скобелева:
- Другие талантливые генералы Радецкий, Гурко берут только часть человека, сумеют воспользоваться не всеми его силами и способностями. Скобелев напротив… Скобелев возьмет все, что есть у подчиненного, и даже больше, потому что заставит его идти вперед совершенствоваться, работать над собой…

Едет он как-то в коляске. Жара невыносимая, солнце жжет… Видит, впереди едва-едва ковыляет солдат, чуть не сгибающийся под тяжестью ранца…
- Что, брат, трудно идти?
- Трудно, ваше-ство…
- Ехать-то лучше… Генерал вон едет, полегче тебя одетый, а ты с ранцем-то идешь, это не порядок… Не порядок ведь?
Солдат мнется.
- Ну, садись ко мне…
Солдат колеблется… шутит, что ли, генерал…
- Садись, тебе говорят…
Обрадованный кирилка (так мы называли малорослых армейцев) лезет в коляску…
- Ну что, хорошо?
- Чудесно, ваше-ство.

- Вот дослужись до генерала и ты будешь ездить так же.
- Где нам.
- Да вот мой дед таким же солдатом начал – а генералом кончил… Ты откуда?
И начинаются расспросы о семье, о родине…
Солдат выходит из коляски, боготворя молодого генерала, рассказ его передается по всему полку, и когда этот полк попадает в руки Скобелеву – солдаты уже не только знают, но и любят его…»

Рассказывают, что Скобелев никогда не брал своего жалованья. Оно всегда шло на различные благотворительные дела, иногда, по мнению некоторых, мелочные, но Скобелев так не расценивал обращённые к нему просьбы.

Он воспитывал в солдатах чувство собственного достоинства, но одновременно требовал железной дисциплины. Застав однажды коллегу, избивающего рядового солдата, он пристыдил его и сказал: «… А что касается до глупости солдата – то вы их плохо знаете… Я очень многим обязан здравому смыслу солдат. Нужно только уметь прислушиваться к ним…».

Но с каждым новым подвигом росла к нему и вражда в штабах. Товарищи не могли простить ему такого лёгкого, по их мнению успеха, такой любви солдат, такого везения на войне… Стараясь очернить его, приписывали ему трусость, стремление к саморекламе, не хочется даже повторять всего, что выпадает на долю почти каждого талантливого и самобытного человека.

Часто его обманывали даже те, кому он помогал. Но Скобелев никогда никому не мстил, всегда стараясь оправдать чужой поступок слабостью человеческой натуры.

Он любил и понимал шутку. Не обижался на остроумные выпады в свой адрес. Но, как отмечает Немирович-Данченко, всё это было для него уместно в свободное время. Когда же дело касалось службы, редко можно было найти человека, более требовательного, чем он. А уж строже, чем Скобелев, не могло и быть.

Далее в биографии М.Д. Скобелева – Русско-турецкая война 1877-78 гг. Но об этом мы расскажем более подробно в специальной статье на нашем сайте.

Сейчас же поговорим об Ахал-текинской экспедиции.

Н.Д. Дмитриев-Оренбургский «Генерал М. Д. Скобелев на коне» (1883)

Ахал-текинская экспедиция

В январе 1880 г. Скобелева назначают командующим военной экспедиции против текинцев. Текинцы – одна из крупнейших племенных групп в составе туркменского народа.

По плану Скобелева, следовало нанести решительный удар туркменам-текинцам, населявшим Ахал-текинский оазис. Текинцы, узнав об этом, решили переселиться в крепость Денгиль-Тепе (Геок-Тепе) и защищать только этот пункт. В крепости было 45 тысяч человек, из них защитников 20-25 тысяч; 5 тысяч ружей, множество пистолетов, 1 орудие и 2 зембурека. Текинцы делали вылазки обычно ночью и наносили немалый урон.

Скобелев сам прошёл весь путь, проверил все колодцы, дороги и после этого вернулся назад к своим войскам. Затем начался штурм.

Штурм крепости состоялся 12 января 1881 г. В 11 часов 20 минут дня был произведён взрыв мины. Восточная стена упала и образовала обвал. После долгого боя текинцы обратились в бегство, Скобелев преследовал отступающего врага на протяжении 15 вёрст. Русские потери составили 1104 человека, а в плен они взяли до 5 тысяч женщин и детей, 500 персиян рабов и добычу, оценённую в 6 млн. рублей.

Ахал-текинская экспедиция 1880-1881 гг. является первоклассным образцом военного искусства. Скобелев показал, на что способны русские войска. В итоге в 1885 г. в состав Российской империи добровольно вошли Мервский и Пендинский оазисы Туркмении с городом Мервом и крепостью Кушка. В это же время его мать, Ольгу Николаевну Скобелеву, убил человек, которого он хорошо знал по Балканской войне. Затем последовал другой удар: погиб император Александр II в результате террористического акта.

В личной жизни Скобелев не был счастлив. Он был женат на княжне Марии Николаевне Гагариной, но вскоре развёлся с ней.

14 января Скобелев был произведён в генералы от инфантерии, а 19 января награждён орденом св. Георгия 2-й степени. 27 апреля он отправился в Минск, где занимался подготовкой войск.

Смерть генерала М.Д. Скобелева

Она вызывает много толков и сегодня. Официально признано, что генерал Скобелев умер от разрыва сердца в Москве, куда приехал в отпуск, 25 июня 1882 г. Он остановился в гостинице «Дюссо».  По приезде в Москву Скобелев встретился с князем Д. Д. Оболенским, который отмечает в своих воспоминаниях, что генерал был не в духе, не отвечал на вопросы, а если и отвечал, то как-то отрывисто. Было видно, что он чем-то встревожен. 24 июня Скобелев пришел к И. С. Аксакову, принес связку документов и попросил сохранить их, сказав: «Боюсь, что у меня их украдут. С некоторых пор я стал подозрительным».

Поздно ночью одна из девиц лёгкого поведения прибежала к дворнику и сказала, что у неё в номере скоропостижно умер офицер. В покойном сразу опознали Скобелева. Прибывшая полиция переправила тело Скобелева в гостиницу «Дюссо», в которой он остановился. Вокруг известия о смерти генерала Скобелева разрастались, как снежный ком, слухи и легенды, не прекращающиеся до сегодняшнего дня. Говорили даже, что это был акт самоубийства. Большинство же склонялось к версии, что «Скобелев был убит», что «белый генерал» пал жертвой германской ненависти. Присутствие при его смерти «немки» (Шарлотта Альтенроз, а по другим сведениям её звали Элеонора, Ванда, Роза) придавало этим слухам большую достоверность. Существовало мнение, что «Скобелев пал жертвою своих убеждений, и русские люди в этом не сомневаются».

Говорят, что М.Д. Скобелев предвидел свою близкую смерть. В последние месяцы жизни он стал очень раздражительным, часто заводил разговоры о недолговечности жизни, стал продавать ценные бумаги, золотые украшения и недвижимость, составил завещание, по которому родовое имение Спасское должно было перейти в распоряжение инвалидов войн.

Среди писем, которые приходили ему, все чаще стали попадаться анонимки с угрозами. Кто и почему их написал, неизвестно до сих пор.

Смерть Скобелева стала громом среди ясного дня для многих и многих русских людей. Она потрясла всю Москву. Император Александр III направил его сестре Надежде Дмитриевне письмо со словами: «Страшно поражён и огорчён внезапной смертью вашего брата. Потеря для русской армии труднозаменимая и, конечно, всеми истинно военными сильно оплакиваемая. Грустно, очень грустно терять столь полезных и преданных своему делу деятелей».

Боевой генерал, прошедший столько войн! Ему было всего 38 лет. Поэт Я. Полонский писал:

Зачем толпой стоит народ?
Чего в безмолвии он ждет?
В чем горе, в чем недоуменье?
Не крепость пала, не сраженье
Проиграно, — пал Скобелев! не стало
Той силы, что была страшней
Врагу десятка крепостей…
Той силы, что богатырей
Нам сказочных напоминала.

Многие знали его как человека энциклопедических знаний, оригинально мыслящего, творческого. Юноши видели в Скобелеве образец героя, олицетворявшего преданность отечеству и верность слову. Для всех, кто был искренне заинтересован в процветании России, Скобелев был надеждой на осуществление политических реформ. В их глазах он стал лидером, достойным вести за собой народ.

Скобелев был похоронен в своём родовом имении, селе Спасском-Заборовском Ряжского уезда Рязанской губернии (в настоящее время — с. Заборово Александро-Невского района Рязанской области), рядом с родителями, где ещё при жизни, предчувствуя кончину, приготовил место. В настоящее время останки генерала и его родителей перенесены в восстановленный Спасский храм этого же села.

До революции на территории Российской империи было установлено 6 памятников генералу М. Д. Скобелеву, но ни один из них не сохранился до нашего времени.

Памятник Скобелеву в Москве

Памятник в Москве был открыт 24 июня 1912 г. 1 мая 1918 г. он был снесён во исполнение декрета «О снятии памятников царям и их слугам». На месте памятника в том же 1918 г. был воздвигнут монумент советской конституции, в 1919 г. дополненный статуей Свободы и просуществовавший до1941 г., а в 1954 г. был установлен памятник Юрию Долгорукому.

Проект памятника был создан отставным подполковником П. А. Самоновым. Сооружён из финского гранита, это был очень выразительный и уникальный в инженерном смысле памятник: композиция всадника на коне имела всего две опоры – задние ноги лошади (в России имелся ещё один подобный монумент – конный памятник Николаю I в Санкт-Петербурге работы П. К. Клодта). По бокам от фигуры «белого генерала» возвышались скульптурные группы верных солдат, в нишах размещались барельефы, изображавшие эпизоды Русско-турецкой войны.

Недавно снова был поднят вопрос об увековечивании памяти генерала Скобелева. Фонд «Современное общество» инициировал сбор подписей в поддержку восстановления памятника «белому генералу» – Михаилу   Дмитриевичу Скобелеву.

Но почему всё-таки Скобелева называли «белым генералом»?

В бою он всегда был впереди войска в белом кителе на белом коне. Ак-Пашой (белым генералом) назвали его враги. Но многие современники замечали странное пристрастие Скобелева к белому цвету. Художник В. В. Верещагин объяснял это так: «Он верил, что будет более невредим на белой, чем на лошади другой масти, хотя в то же время верил, что от судьбы не уйдешь».

Существует легенда, что, ещё будучи слушателем военной академии, он производил съёмку местности на берегу Финского залива. Возвращаясь, он увяз в болоте. Старая белая лошадь спасла жизнь Михаилу Дмитриевичу: «Я ее налево забираю, она меня направо тянет. Если где придется мне на лошади ездить, так, чтобы эту сивку помнить, всегда буду белую выбирать».

Возможно, после этого случая у Скобелева возникло мистическое пристрастие к лошадям белой масти. А белый мундир был как бы продолжением белизны его коня. Скобелев считал, что в белом он заговорен от пуль и не может быть убит неприятелем. Очень часто от смерти его спасало только умелое обращение с конем и саблей – он был семь раз ранен в боях.

Бюст Скобелева в Рязани

с

Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments