Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Западня под Элистой

Западня под Элистой



Поражение гитлеровских войск под Курском окончательно похоронило надежду руководства рейха на скорый успех в войне с Советским Союзом. Она приобретала всё более затяжной характер и безжалостно пожирала материальные и людские ресурсы. Советский военный каток безжалостно плющил одну за другой дивизии вермахта и, набирая скорость, всё ближе подкатывал к границам третьего рейха.


В 1943 году подрывная деятельность тысяч агентов, заброшенных в тыл частей Красной Армии, не оказывала существенного влияния на положение на фронтах. Это становилось всё более очевидным для руководства абвера и «Цеппелина». Набравшая к тому времени силу советская военная контрразведка «Смерш» начисто переигрывала по всем статьям гитлеровские спецслужбы.

Но в начале 1944 года руководители гитлеровских спецслужб полагали, что не всё ещё потеряно и вполне могло сгодиться антисоветское политическое и националистическое отребье. С его помощью в абвере и Главном управлении имперской безопасности рассчитывали нанести удар в спину Красной Армии путём инспирирования восстаний в республиках Северного Кавказа и Закавказье.

Одна из столь масштабных операций была своевременно выявлена и пресечена сотрудниками «Смерша». Подготовку к ней в гитлеровских спецслужбах развернули в начале 1944 года. В качестве плацдарма и запального фитиля для организации восстания они намеревались использовать территорию и население Калмыкии. За дело взялись профессионалы – кадровые сотрудники штаба «Валли-1» (специальный орган управления «Абвер-заграница», созданный в июне 1941 года для ведения разведывательно-диверсионной работы против Советского Союза).


СПРАВКА

Эбергард фон Шеллер (1900–1945) – сотрудник немецкой военной разведки, капитан. В Первую мировую войну – лейтенант, участвовал в боях во Франции, награждён Железным крестом I и II степени. В абвере – с 1935 года, в 1939–1940 годах направлен в качестве добровольца в армию Финляндии, вёл разведывательную деятельность в Швеции и Финляндии, в 1940–1943 годах – на нелегальной работе в Швеции, был награждён Рыцарской степенью ордена Железный крест. После пленения советскими контрразведчиками принял участие в радиоигре с абвером («Арийцы»).


Ведущая роль в операции принадлежала специалисту по Кавказу зондерфюреру Отто Вербу, более известному в своих кругах как доктор Долль. Специализация у этого «доктора» была весьма специфической: теракты, диверсии и шпионаж. С июня 1941 по конец 1942 года он руководил специальным диверсионным отрядом, а затем так называемым Калмыцким кавалерийским корпусом, входившим в состав абвергруппы-103. Под его началом националистическое отребье из числа предателей и деклассированных элементов занималось проведением карательных акций против мирного населения, партизан и советских разведывательных групп, действовавших в тылу фашистских войск.
Весной 1944 года с участием Верба из числа изменников, в основном калмыцкой национальности, был сформирован так называемый Калмыцкий корпус доктора Долля. Он представлял собой довольно внушительную силу: в его состав входило 36 эскадронов. По замыслу организаторов операции, после переброски по воздуху в труднодоступные места Калмыкии корпусу предстояло стать ядром массового повстанческого движения в этой и соседних республиках Северного Кавказа.

В последующем на базе объединённых повстанческих сил планировалось продвижение спецгрупп в Западный Казахстан с целью проведения крупных диверсий на транспортных коммуникациях и в местах добычи нефти.

О том, какое значение придавалось данной операции в гитлеровских спецслужбах, может свидетельствовать следующий факт. Для её обеспечения по указанию высшего военного руководства решено было задействовать уникальную авиационную технику особо секретного соединения люфтваффе – 200-ю бомбардировочную эскадру KG-200.



После того как руководство абвера согласовало с командованием люфтваффе последние технические детали, операция перешла в практическую фазу. В ночь на 23 мая 1944 года первый отряд диверсантов численность 24 человека под командованием аса тайных операций кадрового сотрудника абвера капитана Эбергарда фон Шеллера (оперативный псевдоним Кваст) занял места в самолёте. Взревели двигатели, и в их грозном реве потонул надрывный вой сирен воздушной тревоги. С севера на Берлин заходила на бомбардировку авиация западных союзников. Огромная туша Ю-290, тяжело оторвавшись от земли, разорвала ночное небо и взяла курс на восток.
Кваст верил в себя, в своих подчинённых, за спинами которых была не одна заброска в советский тыл, а также в удачу. За годы войны она пока не изменяла ему.

После нескольких часов полёта над горизонтом показалась багровая кромка солнца. Степь проснулась. Внизу живым, слепящим глаза серебром вспыхнул Большой лиман – Маныч. Огромным ятаганом он вытянулся с запада на восток. Слева, в котловине, крохотными кубиками и прямоугольниками угадывался небольшой посёлок. Кваст догадался: Элиста!

Самолёт резко пошёл на снижение. Ровная, как стол, калмыцкая степь оказалась идеальным аэродромом. Опасения Кваста, что тяжёлая машина может повредить шасси, не подтвердились. Пока всё шло гладко. Асы из люфтваффе не подкачали.

Группа разведки выдвинулась вперед и, не обнаружив ни одной живой души, вскоре возвратилась. Находившаяся поблизости кошара оказалась пустой; хозяева, судя по всему, давно покинули её. Кваст довольно поглаживал осанистую бороду, в полную грудь дышал и не мог надышаться бодрящим утренним воздухом. Запах полыни и первого успеха пьянил и кружил голову. Обер-лейтенант Ганс Ганзен, не дожидаясь команды, принялся готовить для работы мощный 40-ваттный передатчик, смонтированный вместе с антенной и приёмником в огромном чемодане.

В первой радиограмме, ушедшей в штаб «Валли-1», Кваст был скуп. Он сообщил о благополучной посадке, отсутствии противника и начале выдвижения отряда в район оперативного базирования для выполнения задач, поставленных руководством абвера.

Позже на допросе у следователя Квас показал: «Возглавляемая мною операция преследовала две цели, а именно:
1. Установление передаточного центра (реле), который должен был принимать сообщения агентов-радистов, подлежащих заброске в восточные области СССР, не могущих своими маломощными передатчиками связаться непосредственно с германскими разведорганами;
2. Постепенная переброска 36 эскадронов калмыков корпуса д-ра Долля для организации и развития национального повстанческого движения, которое, по мнению абвера, имеет место в Калмыкии».

После того как из «Валли-1» пришло подтверждение о получении радиограммы, Кваст дал команду диверсантам на совершение марша. Они построились в походную колонну. Экипаж Ю-290 поднялся на борт, двигатели простуженно чихнули, лопасти винтов лениво рубанули воздух, и тут на востоке, в зыбком утреннем мареве, возникли три чёрные точки. Они стремительно приближались и на глазах приобретали зримые очертания.

Дело в том, что появление в небе вражеского самолёта зафиксировали посты службы ВНОС, расположенные в районе калмыцкого посёлка Утта, и доложили об этом на командный пункт ПВО 4-го Украинского фронта. В воздух была немедленно поднята авиация. Обнаружить громаду Ю-290 на гладкой, как стол, калмыцкой степи не составило труда.



Лихорадочная суета экипажа Ю-290 и диверсантов уже не могла исправить положения. Искать спасения в небе было поздно. С него на них обрушился шквал огня. Штурмовики методично, словно на тренировке, один за другим заходили в атаку. Пулемётные очереди рвали в клочья огромную, беспомощную тушу Ю-290 и не давали диверсантам оторвать головы от земли. Их автоматный и пулемётный огонь не смог причинить вреда советским лётчикам. Квасту казалось, что этому кошмару не будет конца. Наконец налёт закончился, и, спешно похоронив убитых, диверсанты построились в походную колонну.

Но они не прошли и километра, как напоролись на засаду. Внезапно будто из-под земли показались группы захвата советской контрразведки. Завязался ожесточённый бой. В нём диверсанты потеряли семерых (из них трое – члены экипажа самолёта), четырнадцати удалось вырваться из кольца окружения, а оставшиеся в живых двенадцать человек (из них шесть членов экипажа самолёта) во главе с Квастом предпочли сдаться в плен.

Кваст отдавал себе отчёт, что Россия – это не Швеция, где ему приходилось работать в «белых перчатках». Здесь вместе с бородой легко было потерять и голову, поэтому он решил, что лучше сохранить и то, и другое.
Прошло несколько часов с момента высадки десанта, и кадровые сотрудники абвера один за другим стали соглашаться на сотрудничество с советской контрразведкой. Для конспирации в работе советские контрразведчики присвоили Квасту – Шеллеру псевдоним Борода, а Ганзену – Колонизатор. Началась радиоигра…



См.также:

Немецкий десант на берегах Таймыра

Тайные полеты Люфтваффе

Операция «Туман» - провал «Цеппелина»

Операция «Находка» - образец эффективной радиоигры

Фото советских прислужников нацистов, документы, СМИ


Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments