Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Победная история «Харлея Суворова»

Победная история «Харлея Суворова»

Сейчас сложно себе представить, что один из самых дорогих и брутальных мотоциклов Америки «Харлей-Дэвидсон» интенсивно использовался на фронтах Второй мировой войны как обычная развозная «мототарахтелка» для доставки штабных документов. И только на советско-германском фронте полученные из США по программе ленд-лиза мотоциклы «Харлей» в руках советских разведчиков, выйдя из статуса тылового транспортного средства, стали настоящей боевой машиной передовых подразделений наступающей Красной Армии.

С апреля 1943 года «Харлей-Дэвидсон» становится основным мотоциклом в Красной Армии. Всего в советские порты было доставлено 26 тысяч мотоциклов. Уже в войсках, подгоняя к фронтовым условиям эксплуатации, «Харлеям» добавили более широкое крыло и коляску Горьковского автозавода, что позволяло для второго мотоциклиста установить пулемёт. Был сделан и ряд других усовершенствований для эксплуатации мотоцикла зимой.


488c14871169659ead9b4239bf9b5bd8_XL


Вот что рассказал в музее среди раритетных мотоциклов бывший красноармеец-мотоциклист Дмитрий Суворов, прошедший в сражениях от Минска до Кёнигсберга долгих 5 тысяч фронтовых километров.
– Нас учили и готовили к получению мотоциклов марки «Индиан», а тут раскрываем ящики и видим другие мотоциклы. И это за несколько часов до отправки на фронт. Всю ночь машины собирали, помогая друг другу. Когда утром их обкатали, «сюрприз» всем понравился. Так на этом «Харлее» и проехал половину Европы.

Среди десятков музейных экспонатов мототехники со всего мира Дмитрий Суворов сразу находит армейский «Харлей-Дэвидсон», знакомый ему до последнего винтика. Именно он не раз вывозил молодого разведчика из-под обстрелов. На нём Дмитрий Суворов проводил разведку, доставлял пакеты из штаба танкового корпуса в пекло боя. Его боевой «Харлей» лишь немного отличался от этого музейного экспоната. Не раз его выбрасывало из седла. Было дело – тонул вместе с «Харлеем» в белорусских болотах. 3 июля 1944 года Дмитрий Суворов на своём мотоцикле привёл в Минск первую колонну советских танков. Бригада ворвалась в город и с боями прошла его насквозь всего за несколько часов во многом благодаря разведчику Суворову.

– Этот «Харлей» – просто вылитый мой боевой друг, – присаживаясь в седло мотоцикла, говорит Суворов. – Правда, щиток пришлось сразу снять, потому что на солнце он давал сильные блики. С пол-оборота заводился в любое время дня и ночи, только нажал – и поехал! Связь с соседями, связь со штабом корпуса, день и ночь на мотоцикле взад-вперёд челноком. Головёшки летели на голову – пролетал. Мина впереди упала – раз, потом смотришь, слева упала мина – что делать? А у меня сразу автоматически, не думая, полный газ – и вперёд!

Один из эпизодов этого дня попал на картину белорусского художника Валентина Волкова. Он был очевидцем освобождения Минска и с поразительной точностью воспроизвёл, как жители встречают первый советский танк. Рядом с ним – фигура мотоциклиста. И пусть здесь нет портретного сходства, а «Харлей» художник заменил советским М-72, очевидно, что на полотне – Дмитрий Суворов, других разведчиков-мотоциклистов в бригаде не было.

25-22-04-15– До сих пор хорошо помню, – продолжает рассказ ветеран, – как на рассвете 3 июля белорусские партизаны вывели танковую бригаду на окраину Минска. Я, как связист и разведчик, ехал на мотоцикле с первой колонной советских танков. С небольшого холма в утреннем тумане был виден практически весь город. Я наклонился вперёд, автомат снял с предохранителя – и газу, следом рванули наши тридцатьчетвёрки. Так весь день носился под обстрелом по улицам города, обеспечивая связь подразделений. А когда очистили центр и беспорядочная стрельба переместилась к окраинам, пришли с цветами женщины и дети. Люди рады были, обнимали и целовали нас, грязных и чумазых.
– Не думайте, что, кроме «Харлея», я тогда больше мотоциклов не видел. Мне есть с чем сравнивать. В училище изучал советский мотоцикл М-72 и «Индиан», несколько дней воевал на трофейном немецком «Цундапе» – сейчас они все соседи по экспозиции с «Харлеем». Я рад, что судьба меня свела с этим «железным конём», по хорошей дороге «Харлей» разгонялся почти до сотни километров в час.


Со своим «американцем» Дмитрий Суворов расстался в Восточной Пруссии за два дня до Победы. И вот спустя 70 лет он снова в седле. Руки привычно находят рычаг переключения скоростей, ручки газа и тормоза.

– Из штаба поступило предписание отправиться учиться в танковое училище, пришлось сдать и мотоцикл, и оружие. А наутро объявляют: «Победа!» Я ведь тогда, считай, ещё мальчишкой был: так обидно было, что радость нечем выразить: ни посигналить, ни в воздух отсалютовать из автомата! – со смехом вспоминает своё прощание с легендой Дмитрий Николаевич.

Приятно ему окунуться в молодость, вспомнить боевых друзей, в том числе сделанных из металла.
Говоря о музейном мотоцикле, хранитель и владелец коллекции Яков Кузнецов рассказал:

– Этот военный «Харлей» нам достался случайно, он просто чудом сломался до того, как полностью проржавел и развалился, и прошлый владелец, убрав в сарай, забыл о его существовании. Спустя многие годы он достался нам практически в первозданном виде – таким, каким был на войне, со всеми фронтовыми переделками. Сейчас мотоцикл отреставрирован под исходный американский образец и укомплектован пистолетом-пулемётом Томпсона. Но на самом деле именно на этом мотоцикле вместо «Томпсона» была приделана сапёрная лопата – ну то, что приделывали наши бойцы, потому что у наших были ППШ. Очень приятно хранить частичку нашей победной истории!



Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments