Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Русский бронепоезд на Галицийском фронте. 1915 год.

Русский бронепоезд на Галицийском фронте. 1915 год.
Эта запись опубликована мною также в сообществе "История в фотографии"



img516

Блиндированные поезда (бронепоезда) входили в состав железнодорожных войск. Первый бронепоезд был собран в август 1914 года
в мастерских под Тарнополем 9-го железнодорожного батальона Юго-Западного фронта и сразу был направлен на фронт.
Во время войны бронепоезда собирались в Киеве (в мастерски Юго-Западной железной дороги) и в Одессе (в мастерских Русского
общества пароходства и торговли). В дальнейшем были разработаны и приняты на вооружение более совершенные образцы, которые
эффективно использовались в боевых действиях.
На снимке, скорее всего, именно тот самый первый блиндированный поезд, собранный 9-м железнодорожным батальоном.
Вот что говорится в отрывке из воспоминаний его командира, подпоручика Белова "Наш первый бронепоезд. Из воспоминаний 1914 года",
опубликованных в 1960 году в журнале "Военная быль":
"... я выехал я Тарнополь, где находился штаб железнодорожного батальона и мой бронепоезд. Явившись к командиру и познакомившись с офицерами,
постоянно находившимися при штабе, я сразу попросил показать мой бронепоезд.
Он уже стоял на путях и я с удовольствием разглядывал это железное детище, ведь это был первый броневой поезд на Галицийском фронте.
Прежде всего, он был очень маленький, то есть вагоны гораздо ниже обыкновенных вагонов. Построен он был из обыкновенного котельного
железа, то есть пулей не пробивался, но даже трехдюймовка, конечно, могла его пробить свободно даже и не бронебойным снарядом.
Впереди находилась артиллерийская площадка с трехдюймовой пушкой, далее следовал первым пулеметным вагон с шестью пулеметами системы
Максима, за первым вагоном был паровоз, а за паровозом второй пулеметный вагон также с шестью пулеметами.



Встретила меня пулеметная команда поезда, сформированная и солдат железнодорожного батальона не по назначению, а из добровольцев.
Среди них было много вольноопределяющихся. Была и ремонтная команда, человек 5-6 на случай, если снаряд разобьет железнодорожное
полотно по время боевых действии, с расчетом, что и пулеметчики будут им помогать.
Команда мне очень понравились - все молодые, много интеллигентных лиц. Я поздоровался с ними. Лихо ответили. Обошел команду. Молодцами,
провожают глазами. Собрал команду около себя, стали разговаривать.
Это, конечно, не наши пехотные солдаты, наивные ребятки, а достаточно развитая публика, все грамотные, окончившие железнодорожные
школы, ремесленные училища. Про вольноопределяющихся, конечно, и говорить нечего.
Через несколько дней прибыли артиллеристы к орудию с начальником артиллерии поезда - довольно громкое название при одном орудии.
Этот начальник представился мне как начальнику бронепоезда, и, к моему смущению, оказался старше меня на два чина, то есть штабс-капитан,
и много старше по годам. Ему было 27 лет.
Впрочем, это нисколько не портило наших отношений, мы с ним быстро сошлись в дальнейшем. Он оказался добрейшей души человек, склонный
к мистицизму, храбрый, доблести офицер.
Через несколько дней мы с Иваном Степановичем двинулись на фронт под Станислав, и наш бронепоезд поступил в непосредственное распоряжение
командира XXX корпуса генерал-лейтенанта Веоели и его начальника штаба генерала Маньковского, от которого я и получал соответствуют приказания. Предполагалось наступление на Станислав.
Наша передовая линия отлипни противника отделялась рекой, через которую проходил железнодорожный мост. Непосредственно примыкал
к железнодорожному полотну Венгровский полк, которым я тоже держал связь.
Базу бронепоезда я наметил полустанке, приблизительно на линии обегая Венгровского пол Отсюда до передней линии я проезжал за несколько минут.
Маленький мой бронепоезд был укрыт естественными возвышенностями железная дорога пролегала в лощине. По телефону мне передавали из
штаба корпуса: бронепоезд на позицию.
Иногда указывали, что именно желательно было обстрелять, а чаще давали нам самим инициативу. Иван Степанович вскакивал на орудийную площадку
своим артиллеристам - самое опасное место, так как площадка была бронирована с боков и спереди, а сверху была полуоткрыта.
Я заходил в первый пулеметный вагон, садился на боевое место, а место меня было такое: в крыше вагона была небольшая вышка наподобие
широкой трубы, сверху и с бока забронированная, с болышим открытым не забронированным круглым окном, откуда я свободно наблюдал местность
впереди и по бокам.
Сидел я, как в седле, железном приспособлении. По бокам у меня было два рупора: в мой и во второй пулеметный вагоны, а спереди на планке
сигнальные кнопки на паровоз. Этими кнопками я руководил движением паровоза, указывая: "полный ход вперед", "медленный", "полный назад" и т. д.
Команда открывала пулеметные люки, и мы мчали по направлению к мосту. Открывали огонь куда надо, сразу навлекая на себя бешеный огонь артиллерии
противника и, кончив свое дело, полным колом уходили обратно.
Иван Степанович вёл меткий огонь. Первоклассный артиллерист, храбрый, решительны команда подобралась хоть куда, и все сходило счастливо.
Особенных потерь мы противнику не наносили, но переполоха делали много.
Вероятно, штабу это и надо было, чтобы не давать покоя неприятелю. Тут же их батареи, как собаки, набрасываются на бронепоезд.
Пехота наша вся попрячется, а Иван Степанович стоит, точно ничего и нет, я же в окно наблюдаю, а как только разрывы ложатся близко,
нажимаю кнопку - сигнал на паровоз "полный назад".
Задымит наш паровоз, и летим мы обратно па свою базу, а как попадем в мертвое пространство, усмиряется и их артиллерия... мы работали
долгое время благополучно, но однажды мы уж очень зарвались - заехали далеко, даже за наши позиции. Видимо, нас нарочно заманивали, так
как артиллерия противника не стреляла.
Как только в одном месте бронепоезд выскочил из-за поворота, как нарвался на 6-орудийную батарею, поставленную непосредственно перед
железнодорожной линией специально, чтобы уничтожить бронепоезд. Но, видимо, орудийная прислуга прозевала и, когда бросилась к орудиям,
моментально заработали наши пулеметы и вся их прислуга была перебита.
Я хотел было приказать снять замки, но сейчас же по моему броневику был открыт такой ураганный огонь другой батареей, что уж тут не
было времени снимать замки.
Мы понеслись полным ходом назад к нашим позициям. По дороге опять нарвались но сюрприз. Что это было - не знаю, но в одном месте сзади
нас раздался страшный взрыв, рельсы полетели вверх. Но мы успели и тут как-то удачно проскочить"

.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 30 tokens
В Северной Каролине, США, у немецкой овчарки, причём белого цвета, родилось восемь здоровых щеночков. Один из них оказался… зелёного цвета. С известной долей юмора, хозяева назвали щенка Халк. Ветеринары утверждают, что цвет сойдёт, когда щенка будут купать, либо когда его будет…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments