Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

В этот день команда "Альфа" КГБ СССР штурмовала дворец Амина в Афганистане

В этот день команда "Альфа" КГБ СССР штурмовала дворец Амина в Афганистане
«Не хотелось бы, но придется»
Ю. Андропов


Штурм  дворца Амина (Дар-уль-аман) проходил под кодовым названием «Агат».
Операцию разработал отдел 8 Управления «С» (нелегальная разведка) КГБ СССР (начальником управления был генерал-майор КГБ В. А. Кирпиченко). Именно эта операция предшествовала вводу советских войск в Афганстан (опрация «Шторм-333»). Амина охраняли очень серьезно, но команда "Альфа" уничтожила президента Афганистана Хафизулла Амина.



Приход Амина к власти произошел после того, как в сентябре 1979 года, лидер НДПА Н. Тараки был арестован и затем убит по его приказу. Произошел незаконный антиконституционный переворот. Затем в стране развернулся террор не только против исламистов, но и против членов НДПА, бывших сторонников Тараки. Репрессии коснулись и армии.

Советское руководство боялось, что дальнейшее обострение ситуации в Афганистане приведёт к падению режима НДПА и приходу к власти враждебных СССР сил. По линии КГБ поступала информация о связи Амина с ЦРУ.

На операцию не решались до конца ноября, но когда Амин потребовал замены советского посла А. М. Пузанова, председатель КГБ Андропов и министр обороны Устинов настояли о необходимости замены Амина на более лояльного к СССР лидера.

При разработке операции по свержению Амина было решено использовать просьбы самого Амина о советской военной помощи (всего с сентября по декабрь 1979 г. было 7 таких обращений).

В начале декабря 1979 г. в Баграм был направлен "мусульманский батальон" - отряд специального назначения ГРУ, специально сформированный летом 1979 г. из советских военнослужащих среднеазиатского происхождения для охраны Тараки и выполнения особых задач в Афганистане.

Офицеры "Грома" и "Зенита" М. Романов, Я. Семенов, В. Федосеев и Е. Мазаев провели рекогносцировку местности. Неподалеку от дворца находился ресторан (казино), где обычно собирались высшие офицеры афганской армии. Он был выше дворца и оттуда Тадж-Бек был виден как на ладони. Под предлогом того, что требуется заказать нашим офицерам места для встречи Нового года, спецназовцы осмотрели подступы и огневые точки.



Дворец является хорошо защищенным сооружением. Его толстые стены были способны выдержать удар артиллерии. Местность вокруг пристреляна танками и крупнокалиберными пулеметами.

16 декабря была произведена имитация покушения на Амина. Он остался жив, но охрана была усилена "мусульманским батальоном" из СССР.

25 декабря начался ввод советских войск в Афганистан. В Кабуле части 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии к полудню 27 декабря закончили десантирование посадочным способом и взяли под свой контроль аэропорт, блокировав афганскую авиацию и батареи ПВО. Другие подразделения этой дивизии сосредоточились в назначенных районах Кабула, где получили задачи по блокированию основных правительственных учреждений, афганских воинских частей и штабов, других важных объектов в городе и его окрестностях. Над Баграмским аэродромом после стычки с афганскими военнослужащими установили контроль 357-й гвардейский парашютно-десантный полк 103-й дивизии и 345-й гвардейский парашютно-десантный полк. Они также обеспечивали охрану Б. Кармаля, которого с группой ближайших сторонников доставили в Афганистан 23 декабря.



Непосредственное руководство штурмом и устранением Амина осуществлял полковник КГБ Григорий Иванович Бояринов. Надзор за операцией «Агат» осуществлял вылетевший в Кабул начальник Отдела 8 КГБ (диверсии и разведка иностранных подразделений спецназначения) Владимир Красовский.

Участники штурма были разбиты на две группы: «Гром» — 24 чел. (бойцы группы «Альфа», командир — замначальника группы «Альфа» М. М. Романов) и «Зенит» — 30 чел. (офицеры специального резерва КГБ СССР, выпускники КУОС; командир — Яков Фёдорович Семёнов).

Нападавшие были одеты в афганскую форму без знаков различия с белой повязкой на рукаве. Паролем опознания своих были окрики «Яша» — «Миша».

В целях звуковой маскировки выдвигающихся БТРов за несколько дней до штурма невдалеке от дворца стали гонять по кругу трактор, чтобы охрана привыкла к шуму двигателей.


ШТУРМ

Днем 27 декабря Амина и его гостей отравили на обеде. Если бы Амин скончался, возхможно операцию можно было бы не проводить. Все отравленные потеряли сознание. Это было результатом спецмероприятия КГБ (главным поваром дворца был Михаил Талибов, азербайджанец, агент КГБ, прислуживали две советских официантки).

Продукты и сок были немедленно направлены на экспертизу, а повара были задержаны. Во дворец прибыла группа советских врачей и афганский доктор. Врачи, не осведомлённые о спецоперации, откачали Амина.



В 19:10 группа советских диверсантов на автомашине приблизилась к люку центрального распределительного узла подземных коммуникаций связи, проехала над ним и «заглохла». Пока часовой-афганец приближался к ним, в люк была опущена мина и через 5 минут прогремел взрыв, оставивший Кабул без телефонной связи. Этот взрыв был и сигналом начала штурма.

За пятнадцать минут до начала штурма бойцы одной из групп «мусульманского» батальона увидели, что охрана Амина поднята по тревоге, в центре плаца стояли командир и его заместители, а личный состав получал оружие и боеприпасы. Воспользовавшись ситуацией, разведчики захватили афганских офицеров, но афганцы не дала им уйти и открыли огонь на поражение. Разведчики приняли бой. Афганцы потеряли убитыми более двухсот человек. Снайперы тем временем, сняли часовых у вкопанных в землю танков рядом с дворцом.

Одновременно по дворцу Амина и по расположению афганского танкового батальона охраны (чтобы не допустить его личный состав к танкам) открыли огонь две самоходные зенитные установки ЗСУ-23-4 «Шилка» «мусульманского» батальона.

На прорыв пошли четыре БТР, но две машины были подбиты. Плотность стрельбы была такой, что на всех БМП разнесло триплексы, а фальшборты были пробиты на каждом квадратном сантиметре.

Спецназовцев спасли бронежилеты, хотя практически все получили ранения и мастерство водителей, которые подвели машины максимально близко к дверям в здание. Ворвавшись во дворец, штурмующие «зачищали» этаж за этажом, используя в помещениях гранаты и ведя огонь из автоматов.

Воспоминает Виктор Карпухин: "По лестнице я не бежал, я туда заползал, как и все остальные. Бежать там было просто невозможно, и меня бы убили три раза, если бы я там бегал. Там каждая ступенька завоёвывалась, примерно как в рейхстаге. Сравнить, наверное, можно. Мы перемещались от одного укрытия к другому, простреливали всё пространство вокруг, и потом - к следующему укрытию".



Во дворце офицеры и солдаты личной охраны Амина, его телохранители (около 100 - 150 человек) стойко и смело сопротивлялись, но Бог войны был не на их стороне.

Когда Амин узнал о нападении на дворец, он приказал своему адъютанту сообщить об этом советским военным советникам, сказав: «Советские помогут».
Когда адъютант доложил, что нападают именно советские, Амин в ярости швырнул в него пепельницу и крикнул «Врёшь, не может быть!».

Сам Амин был застрелен при штурме дворца. По воспоминаниям участников штурма, он лежал возле стойки бара в адидасовских трусах и майке (по другим данным, его взяли живым и потом застрелили по приказу из Москвы). Также при штурме от шальных пуль погибли два его малолетних сына.

Хотя значительная часть солдат бригады охраны сдалась (всего было пленено около 1700 человек), часть подразделений бригады продолжала оказывать сопротивление. В частности, с остатками третьего батальона бригады «мусульманский» батальон сражался ещё сутки, после чего афганцы ушли в горы.

Одновременно со штурмом дворца Тадж-Бек группами спецназа КГБ при поддержке десантников 345 парашютно-десантного полка, а также 317-го и 350-го полков 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии были захвачены генеральный штаб афганской армии, узел связи, здания ХАД и МВД, радио и телевидение. Афганские части, дислоцированные в Кабуле, были блокированы (в некоторых местах пришлось подавлять вооруженное сопротивление).

      
Дворец Амина и команда Альфа возвращается в СССР после операции.

В ходе штурма Тадж-бека погибли 5 офицеров спецназа КГБ, 6 человек из «мусульманского батальона» и 9 десантников. Погиб и руководитель операции — полковник Бояринов (от шальной пули, когда казалось бы опасность миновала). Бояринов словно предчувствовал смерть, перед операцией он был подавлен, что отмечали его подчиненные. Почти все участники операции имели ранения разной степени тяжести.

С противоположной стороны погибли Х. Амин, два его малолетних сына и около 200 афганских охранников и военнослужащих. Также погибла находившаяся во дворце жена министра иностранных дел Ш. Вали. Вдова Амина и их дочь, раненая при штурме, отсидев несколько лет в кабульской тюрьме, выехала в СССР.

Убитых афганцев, в том числе и двоих малолетних сыновей Амина, похоронили в братской могиле неподалеку от дворца. Амина похоронили там же, но отдельно от остальных. Никакого надгробия на могиле поставлено не было.



Операция КГБ вошла в учебники спецслужб многих стран мира. По ее итогам звание Героя Советского Союза получили четверо военнослужащих (один посмертно). Всего орденами и медалями было награждено около четырехсот человек.

Газета «Правда» 30 декабря написала, что «в результате поднявшейся волны народного гнева Амин вместе со своими приспешниками предстал перед справедливым народным судом и был казнён»...

Инфа и фото (С) интернет
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments