Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Актёры Победы. Алексей Ванин

Актёры Победы. Алексей Ванин
Актёры Победы. Алексей Ванин


Спортсмены считают его человеком спорта, а потом уж актером. Актеры считают его киноактером, который серьезно занимался спортом. Алексей Захарович в первую очередь человек с интереснейшей судьбой. Призыв на фронт, война, блестящая карьера борца, съемки в главной роли в фильме «Чемпион мира», тренерская работа и работа киноактером. С одной стороны, неоднократный чемпион СССР и тренер в ДСО «Локомотив». С другой стороны, Калина красная ", "Праздники детства ", " Джентльмены удачи", "Они сражались за Родину", "Отец и сын", "Поговорим, брат…", "Сын за отца " и многие другие фильмы.


В 1942 году Алексей Ванин был самостоятельным человеком – работал кузнецом в пожарной команде. К тому времени он решил идти на фронт, но ждать целый год, пока исполнится 18 лет, не хотел. Он знал, что в Барнауле «в паспортном столе» работает его родственник дядя Яша. Поехал туда, пришёл к дяде и пожаловался, что потерял паспорт, надо, мол, как-то восстанавливать документ. Дядя Яша успокоил:«Ты же знаешь, когда родился?» Конечно», – засмеялся в ответ Алексей и назвал дату рождения – 13 февраля 1924 года. Так он получил новый паспорт и новую дату рождения, состарив себя на год.

Летом 1942 года, когда отец отправился в очередную командировку, а мама работала на сенокосе в колхозе в 45 километрах от города, дети хозяйничали дома одни. Как-то спали ночью втроём на полу, так в жару было прохладнее, вдруг кто-то громко постучал в окно – принесли повестку Алексею. Только тогда Алексей понял, что это всё очень серьезно. Собираться на призывной пункт пришлось самостоятельно, без родителей. Сестрёнка Валя до сих пор помнит, как собирали вместе с соседями брата на войну: кто-то принёс платочек, кто-то сухари, кто-то даже кисет для табака, хотя Алексей не курил. Брат Гектарий, ему тогда было 13 лет, пошёл за мамой, перешёл через сопку, и тут навстречу ему бежит мама, очень встревоженная и расстроенная, – кто-то из взрослых успел её предупредить о повестке сыну. Но в этот день Алексея не забрали. На призывном пункте было объявлено, что отправки сегодня не будет – перенесена на завтра. Вернулись домой, мама основательно подготовила Алексея. Несмотря на трудный год, все верили в победу. Алексей, успокаивая родных, сказал:«Не волнуйтесь, вернусь с победой и на белом коне!»

Алексей Ванин попал в снайперскую роту Сталинградской Сибирской дивизии. Первые бои сибиряки вели на Калининском фронте. Снайперская рота ввиду нехватки подразделений заняла участок фронта протяжённостью три километра. Тут-то и пришлось Алексею впервые стрелять в человека: двух фашистов положил на нейтральной полосе. До войны он не раз ходил со старшими на охоту, неплохо стрелял, но здесь его затрясло как в лихорадке, было ощущение страшной катастрофы. Это он помнит до сих пор. Тогда он и получил своё первое воинское звание сержанта.



В 1943 году Алексей Ванин был ранен. После лечения в госпитале его направили в другую часть, где в составе пулемётного батальона он участвовал в боях за Ворошиловград и Старобельск. На реке Донец под Лисичанском молодой сержант получил второе ранение. Вот как об этом вспоминает Алексей Захарович: «Немец-то попёр, все наши отступили, а я в окопе остался, отстреливался. Мне в бедро попали. Перевязал худо-бедно и пополз в густой траве к проволочным заграждениям. Думаю, надо поискать место, где колючку могло снарядом разорвать. Фрицы совсем рядышком, наших раненых добивают!.. Как они меня не увидели?.. Жарища ещё была страшенная! У меня от потери крови галлюцинации начались. Ползу, и мне кажется, что кто-то протягивает котелок с водой. Тяну к нему руку и… утыкаюсь в землю. К вечеру отыскал-таки дырку в заграждении и дополз до своих».

После ранения опять был госпиталь, в г. Миллерово, и опять перевод в другую часть. Алексея Ванина направили в артиллерийский полк. Там скоро узнали, что он неплохо рисует, и определили в дивизионную разведку. Глядя в стереотрубу, Ванин карандашом делал наброски местности: где миномётные расчёты противника стоят, где проволочные заграждения, где пулемётные точки…

Не раз он был на волоске от смерти. Однажды вышел из землянки за дровами, а через минуту точно в неё угодил снаряд – прямое попадание. Всех, кто был в землянке, разорвало на куски. Мог Ванин погибнуть и на минном поле, через которое шла его рота. «Бывают же чудеса! – вспоминает Алексей Захарович. – Прежде чем нас заметили, мы прошли больше половины поля, но ни один солдат не подорвался. «Стойте! – заорали нам издалека. – Здесь мины!» Мы застыли на месте, боялись шевельнуться!.. Подошли сапёры из соседней части и осторожно всех нас вывели оттуда».

Не раз он ходил за «языком» «на ту сторону», а это всегда на самой грани жизни и смерти. Хотя, считает Ванин, на войне – как в жизни: страшное и трагическое часто перемешивается с забавным и смешным. Он всегда вспоминает во всех своих интервью об одном военном эпизоде, который приключился с ним в Польше: «Однажды на рассвете я пошёл за яблоками в сад на нейтральную полосу. Залез на яблоню и вдруг слышу: на соседнем дереве кто-то копошится. Сначала подумал, что садовник, а присмотрелся – ёлки зелёные, фриц! Тоже яблочками хотел полакомиться. Мы оба сначала испугались, потом он мне погрозил пальцем, а я ему в ответ показал кулак. Затем как по команде слезли на землю и разбежались в разные стороны. Жить-то хочется всем. Разве он виноват, что его послали на войну? И вообще, убить человека, если не в бою, очень непросто».

Было ещё третье ранение, были бои за Бреслау, Дрезден, Прагу, где для двадцатилетнего сержанта Алексея Ванина закончилась война. С тех пор на его праздничном костюме можно увидеть боевые награды: ордена Отечественной войны I и II степени, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За освобождение Праги» и другие. Но главный след война оставила в сердце. Он не любит вспоминать и рассказывать о войне – это очень тяжело! Столько фронтовых друзей потерял!

С годами Алексей Ванин без слёз не может говорить о тех боях. Наверное, поэтому в канун 40-летия Победы он написал пронзительное стихотворение, которое очень точно передаёт переживания ветерана Великой Отечественной войны.

Сутуля сгорбленные спины,
От Украины до Москвы
Через овраги и долины
Лежат продрогшие мосты.

А даль бывает так прекрасна,
Так удивительно светла,
Как будто всей России тайны
Дорога в зеркало взяла.

У Прохоровки и Обояни,
У Белгорода и Орла
Земля, взрыхлённая боями,
Передо мною пролегла.

Здесь реки кровь ещё не смыли,
Здесь родники слезами бьют,
Здесь каждым стебельком ковыли
Поныне мёртвые встают.

И небо чистое над нами
Успокоенья не даёт.
Летит и требует ответа
И снова в сердце ветеранам бьёт.

Река течением влечёт,
Я ощущаю трепет вёсел.
А на холмах – то дот, то дзот,
В земле таятся сорок вёсен.

И вдоль нейтральной полосы,
Теперь у речки тихой-тихой,
Стекают капельки росы
С берёз, увитых повиликой.

А там, вдали, за рядом ряд
Колючей проволоки струпья,
Деревья сумрачно стоят
С колючей проволокой на сучьях.

Им ноши той не опустить,
Проволока вросла уж в тело.
Но как деревьям объяснишь,
Что канонада отгремела?

А может, лес меня мудрей
И бдительней стоит на страже
Исконных наших рубежей,
Пропахших копотью и сажей.


Война закончилась, но служба в армии продолжалась.

«После капитуляции фашистов меня назначили заведующим дома офицеров. – вспоминает Алексей Захарович. – Я хорошо рисовал и мне сказали, что пока не изображу наш президиум Верховного Совета во главе со Сталиным меня не демобилизуют. Поехал в Прагу за красками и кисточками, а на обратном пути оказался в автобусе вместе с американцами. Попросил их закурить. Один протянул мне пачку, я только хотел распаковать, а тот: «Ноу, ноу»,– и отнял, думал я куплю. Подобные товаро-денежные отношения мне были в диковинку. В другой раз, когда американец, желая покрасоваться перед знакомыми девушками, полез на меня с кулаками, я ему хорошенько врезал».

А демобилизоваться из части, стоявшей в Праге, помог случай. Штабным писарем был земляк Алексея родом из Киселёвска. Он-то и подсказал, что специалисты, представлявшие ценность для народного хозяйства, и военнослужащие, имеющие не менее трёх ранений, подлежат внеочередной мобилизации. Служить в армии в мирное время Алексей не хотел – он мечтал стать художником, поэтому демобилизовался и отправился к семье.

Однажды зимой 1946 года ночью Ванины услышали стук в окно, насторожились, открывать не торопились. Дело в том, что в 1943 году (сестра Алексея Валентина запомнила – в тот день по радио объявили об освобождении от фашистов города Орла) ночью в дом ворвались бандиты – семь вооружённых человек, это был грабёж. Вот в этот раз и спросили осторожно: «Кто там?» В ответ услышали громкий голос Алексея: «Открывайте!» Открыли дверь…

Алексей был на белом коне! Сестра Валя хорошо запомнила, как скрипел снег под копытами коня, которого Алексей взял в пожарной команде, где работал до ухода на фронт. Он вспомнил своё обещание, данное родным...




Использованы материалы из статьи Сергея Чикильдика "К 85-летию А. З. Ванина" - Летературно-художественный и краеведческий журнал "Барнаул" № 4 2009 г.



Смотрите также другие рассказы из серии «Актёры Победы»:





Алексей Смирнов Анатолий Папанов Михаил Пуговкин Иннокентий Смоктуновский Георгий Юматов






Владимир Этуш Владимир Басов Зиновий Гердт Евгений Весник Николай Боярский






Леонид Гайдай Юрий Никулин Владимир Гуляев Пётр Глебов Павел Винник



Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ordinary_joe_1 22:56, yesterday 306
Buy for 30 tokens
В гейропе всё плохо, в сравнении с великой прекрасной Россией. globaltel, ты сам не видишь, как ты жалко выглядишь?
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments