Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

США—КНР: на кого возлагать ответственность за развитие ракетно-ядерной программы КНДР?

США—КНР: на кого возлагать ответственность за развитие ракетно-ядерной программы КНДР?
Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».



Заявления КНДР о завершении своей программы развития ядерного оружия вызвали всплеск дискуссий на тему «кто виноват». Точнее, кто несет главную ответственность за то, что ситуация дошла до нынешнего уровня, и на фоне развивающегося противостояния США и КНР Пекин начали обвинять еще и в этом, причем разброс обвинений разнится от «ничего не делал, хотя мог» до «активно помогал».

Начнем с высказываний кандидата в президенты США Хиллари Клинтон. 13 октября 2016 г. агентство Associated Press, ссылаясь на сайт WikiLeaks, сообщило, что еще в июне 2013 года в ходе лекции среди должностных лиц Goldman Sachs Хиллари Клинтон указала на то, что народно-освободительная армия Китая является главным спонсором КНДР. И уже тогда обозначила позицию о том, что если Пекину не удастся сдержать КНДР от создания межконтинентальной баллистической ракеты, способной нести ядерное оружие, США могут взять Китай в кольцо системы ПРО и военно-морских баз.

Японская «Санкэй симбун» цитирует министра обороны США Эштона Картера: «на Китае лежит большая ответственность за нынешние действия КНДР. Он покрывает опасное поведение этой страны» и подводит аудиторию к мысли о том, что налицо заговор Пекина, который, постоянно получая от США за великодержавную политику, решил ответить Вашингтону таким образом. В доказательство японцы ссылаются на «Чосон ильбо», которая сообщила, что, по словам бывшего сотрудника Разведывательного управления министерства обороны США Брюса Вектора (Bruce Vector), озвученным 1 сентября, северокорейская ракета — это точная копия китайской двухступенчатой твердотопливной баллистической ракеты Цзюйлан-1, которая размещается на подлодках.

Выступая с лекцией в Сеульском государственном университете, помощник госсекретаря США Тони Блинкен также заявил, что о северокорейской экономике невозможно говорить без упоминания о Китае. Пхеньян полностью зависит от сотрудничества с Пекином, поэтому на Китае лежит особая ответственность в реализации антисеверокорейских санкций.

Цель подобных обвинений – вынудить КНР быть «более конструктивной». Между тем в заявлениях китайских политиков постоянно проговаривается, что ЯПКП не вызвана действиями Пекина, и КНР не располагает волшебным ключом к её разрешению. Корни проблемы берут начало в противоречиях между США и КНДР, и конструктивный подход должна проявлять Америка. Как отметила 12 сентября 2016 г. официальный представитель МИД КНР Хуан Чуньин, суть ядерной проблемы Корейского полуострова заключается в противоречии между КНДР и США, и американская сторона должна взять на себя ответственность. «Мы еще раз призываем все стороны смотреть на общую ситуацию, действовать осмотрительно и избегать взаимных провокаций, совместно продвигать процесс денуклеаризации, прилагать реальные усилия для достижения мира и стабильности на Корейском полуострове», сказала китайский дипломат, отметив, что сегодняшнее развитие ситуации свидетельствует о важности и неотложности скорейшего возвращения к шестисторонним переговорам ( http://russian.news.cn/2016-09/12/c_135682665... ).

14 сентября в газете Жэньминь Жибао были отвергнуты американские предложения о том, что КНР должна принимать активное участие в изоляции КНДР ( https://www.brookings.edu/research/dealing-with-a-nuc.. ). Там заявляют, что основную долю ответственности за текущую ситуацию несет не КНДР, а США. 21 сентября на своей речи в ООН премьер-министр Ли Кэцян также не упоминал про санкции.

2 ноября 2016 г Хуа Чуньин вновь заявила, что одними санкциями и давлением добиться коренного решения проблемы Корейского полуострова невозможно. Комментируя недавнюю встречу глав делегаций США и Республики Корея на шестисторонних переговорах, в ходе которой вновь прозвучали призывы ужесточить санкции и усилить давление в отношении КНДР в надежде, что новая резолюция Совета безопасности ООН введет принудительное ограничение экспорта северокорейской угольной продукции, Хуа Чуньин указала, что рассмотрение и обсуждение северокорейской ядерной проблемы в СБ ООН идет. Однако в важной содержательной части резолюции 2270 СБ ООН говорится о необходимости возобновить шестисторонние переговоры и стремиться к разрядке напряженности в Северо-Восточной Азии политическими и дипломатическими средствами. Это и есть путь коренного решения северокорейской ядерной проблемы ( http://russian.news.cn/2016-11/03/c_135801574... ).

А двумя днями позже, 4 ноября, она же заявила, что размещение американской системы противоракетной обороны на Корейском полуострове подорвёт стратегический баланс сил в регионе и Пекин оставляет за собой право принять необходимые меры для защиты собственной безопасности. Действия США противоречат усилиям по обеспечению мира и стабильности на Корейском полуострове, сказала Хуа Чуньин, призвав соответствующие стороны учитывать законную обеспокоенность Китая.

В основе такой политики КНР – как проблема THAAD, которую КНР видит направленной на сдерживание его ракетного потенциала, так и более широкое восприятие антисеверокорейских военных приготовлений США, как направленных на деле против КНР. В результате, несмотря на ряд острых противоречий между странами, в отношениях Пекина и Пхеньяна работает принцип «враг моего врага – мой друг». Проще поддерживать КНДР на плаву, чем рисковать более серьезными последствиями, которые могут наступить, если её прижмут слишком сильно. Готовность Китая расследовать нелегальные торговые связи ряда китайских компаний с КНДР показывает, что «окно не закрыто полностью», и это можно рассматривать как попытку ослабить американские усилия по введению санкций против китайских компаний, ведущих дела с КНДР легальным образом.

Одновременно Китай и Северная Корея расширяют экономическое сотрудничество, несмотря на действие международных санкций. Как сообщила газета «Нодон Синмун», 25 октября в Пхеньяне состоялась третье заседание межправительственной комиссии КНДР И КНР по пограничным вопросам. Китайскую сторону возглавлял заместитель министра иностранных дел Лю Чжэньминь, а северокорейскую – заместитель главы МИД Пак Мён Гук. Обсуждались вопросы организации нового пограничного перехода, ибо уже в сентябре нынешнего года построен мост между северокорейским городом Синыйчжу и китайским Хуньчунем. Кроме того, в ближайшем будущем будет открыт мост между Синыйчжу и китайским Даньдуном.

Кроме того, товарооборот между СК и Китаем в третьем квартале нынешнего года по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 3,4%. В СЭЗ Расон китайцы строят новые склады и офисы, что означает приток инвестиций. Резко вырос импорт машин из КНДР в КНР.

Вырос и импорт китайского риса. По данным Таможенного управления Китая, в сентябре 2016 года из Китая в КНДР поставлено 18,477 тонн зерновых культур. Это в 2,7 раза больше, чем в августе, и в 6 раз больше, чем в сентябре прошлого года. В сентябре импортировано 16 тыс. тонн риса, что на 2 тыс. тонн больше, чем в период с января по август. И хотя южнокорейские эксперты объясняют это решением северокорейского руководства о стабилизации цен на рис, поскольку запасы риса, сделанные в прошлом году, фактически исчерпаны, с некоторого времени у них любой факт, имеющий отношение к КНДР, расценивается только как знак скорого голода и краха.

В общем, пока одна сторона обвиняет и бряцает оружием, другая ищет способы урегулирования проблемы, и это хорошо показывает, кто мог бы подключиться к установлению диалога, но не желает этого.

http://ru.journal-neo.org/2016/11/15/ssha-knr-na-kogo-vozlagat-otvetstvennost-za-razvitie-raketno-yadernoj-programmy-kndr/

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo karhu53 апрель 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments