Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Categories:

Сэм Дили – «убийца эсминцев».

В истории охоты американских субмарин на японские эсминцы летом 1944 г. есть одна лодка и ее командир, о которых нужно рассказать отдельно. Это «Хардер» (SS-257 «Harder») и ее единственный шкипер Сэм Дили. В этом рассказе все будет показательно: и то, при каких обстоятельствах Дили получил свое прозвище «Убийца эсминцев», и то, как «Хардер» погибла со всем экипажем.Сэмуэль Дэвид Дили (Samuel David Dealey) родился 13 сентября 1906 г. в Далласе, штат Техас. Он окончил Военно-морскую академию США в июне 1930 г. и получил первое направление для прохождения службы на линкор «Невада». В марте 1934 г. он недолго служил на четырехтрубнике (запомним это!) «Рэтбум» (DD-113), а затем подал рапорт на зачисление в школу подплава в Нью-Лондоне, штат Коннектикут. После окончания учебы служил на лодках S-34 (SS-139), S-24 (SS-129), «Наутилус» (SS-168) и «Бэсс» (SS-164).

С мая 1937 г. у Дили был недолгий период береговой службы – помощником старшего офицера базы морской авиации в Пенсаколе, а летом 1939 г. он был назначен старшим офицером эсминца (обратим внимание: опять флешдекер) «Рубен Джеймс» (DD-245). За полгода до гибели корабля в Атлантике от торпеды германской субмарины Дили был назначен командиром субмарины S-20 (SS-125), использовавшейся в учебных целях при школе подплава в Нью-Лондоне. Этой лодкой он командовал два года, встретив на ее борту вступление США во Вторую Мировую войну. Последнее обстоятельство дает право утверждать, что к тому времени у Сэмуэля Дили был огромный, пусть даже и не боевой, опыт командования подлодкой.

2 декабря 1942 г. Дили принял под командование субмарину «Хардер», находившуюся в стадии достройки на верфи компании «Электрик Боут» в г. Гротон, штат Коннектикут. Эта лодка типа «Гэтоу» была заказана 1 июля 1940 г., заложена 1 декабря 1941 г., спущена на воду 19 августа 1942 г., зачислена в списки флота 2 сентября 1942 г.

Интересный момент: в ходе учебного похода «Хардер» у восточного побережья США Дили смог уберечь свою лодку при ошибочной атаке американским патрульным самолетом. Весной 1943 г. «Хардер» прибыла в Перл-Харбор, откуда 7 июня вышла в свой первый боевой поход.

Прежде чем потопить свой первый вражеский эсминец Сэмуэль Дили совершил три успешных боевых похода (два к о. Хонсю и один к Марианским островам), записав на свой счет вспомогательный гидроавианосец и восемь транспортов. Естественно, что каждая победа добавляла экипажу «Хардер» мастерства и веры в своего командира.

* * *

Следует отметить, что недостатки во всех звеньях японской противолодочной оборы в течение всей войны являлись питательной средой, способствующей быстрейшему профессиональному росту американских подводников. Активные, но безрезультатные усилия эскортных кораблей позволяли командирам субмарин США получить необходимый боевой опыт, который при более эффективных действиях сил ПЛО доставался бы слишком дорого и не накапливался бы так быстро. Одновременно американские подводники избавлялись от довоенной боязни вражеских эскортных кораблей. Хорошей иллюстрацией тому служит история двадцатичасовой баталии «Хардер» с японским конвоем во время третьего боевого похода.

14 ноября 1943 г. конвой под кодовым номером 4114 оставил Трук и вышел курсом на метрополию. В его составе следовали транспортные суда «Никко-мару», «Удо-мару», «Тиё-мару» и «Хокко-мару». Последнее вело на буксире поврежденный охотник Ch-10. Для четырех транспортов (даже с учетом буксируемого подранка) эскорт был более чем достаточен и включал эсминец «Юдзуки» (тип «Муцуки», 1927 года постройки), фрегат «Фукуе» (тип «Эторофу», 1942 г.) и патрульный корабль РВ-46 (бывший «Югао» – эсминец 2-го класса типа «Вакатаке», 1924 г.).

Ранним утром 19-го числа конвой находился северо-восточнее о. Асунсьон (Марианская гряда). Здесь японцы вошли в воды, где оперировала «волчья стая» в составе: «Парго» (SS-264), «Снук» (SS-279) и «Хардер». Радар «Хардер» выдал контакт с группой целей, и Дили попытался вызвать по радио остальные лодки стаи. Это ему не удалось из-за интенсивного глушения всех используемых частот японскими станциями. «Хардер» предстояло атаковать конвой самостоятельно. Несложно просчитать, чего бы добился командир немецкого «U-бота», ввяжись он в одиночку в бой с тремя эскортными кораблями Королевского флота в конце 1943 г. А вот как развивались события на Тихом океане.

Удерживая радарный контакт, «Хардер» вышла в голову конвоя и погрузилась в 7,5 милях впереди противника. Курс конвоя вывел японцев прямо на лодку, при этом «Юдзуки» успел обнаружить субмарину своим гидролокатором. Неожиданно для подводников конвой начал маневр уклонения. Дили пришлось стрелять «навскидку» и срочно погружаться, чтобы не попасть под таран одного из транспортов. Попадание торпеды (в 04.15) пришлось в «Хокко-мару», уже через 20 минут судно скрылось под водой, унося с собой 45 человек. Беспомощный Ch-10 замер без хода.

Дили развернул лодку и разрядил четыре кормовых аппарата. В 04.35 торпеда поразила «Удо-мару». Повреждения были серьезны, транспорт потерял ход.

Эскортные корабли бросились в контратаку, но «Хардер», оснащенная батитермографом [2], ушла на глубину, где оказалась укрыта от вражеских акустиков слоем холодной воды. Подводники насчитали 64 взрыва глубинных бомб, но ни один из источников не указывает на то, что хотя бы один из них представлял для субмарины реальную опасность. Пока японцы взрывали море, на лодке перезаряжали торпедные аппараты.

Отогнав (как они полагали) врага, японцы пытались продолжить движение. С «Тиё-мару» завели конец на Ch-10. Эта пара в сопровождении «Фукуе» поспешила к Титидзиме. «Юдзуки» взял на буксир «Удо-мару», но в 10.40 поврежденный корпус транспорта не выдержал нагрузок, кормовая часть оторвалась и быстро затонула. Носовая секция пока держалась на плаву. Видимо, она была достаточно велика, поскольку японцы изо всех сил пытались спасти ее. Связанный буксирной операцией эсминец был совершенно бесполезен для отражения возможных атак подводного противника, поэтому в 18.50 к месту спасательной операции был возвращен рудовоз «Никко-мару». Он «впрягся» в буксир вместо «Юдзуки». Через несколько часов борьбы японцам пришлось сдаться: океан поглотил искалеченный остов «Удо-мару».

Во второй половине дня «Хардер» снова была во всеоружии. Дили бросился в погоню и к полуночи нагнал противника. Лодка обошла «Никко-мару» и дала по транспорту залп из кормовых торпедных аппаратов. Увы, все четыре «рыбины» (лодка была вооружена торпедами Mark 14-3А) прошли под целью. Дили не сдался. Он вновь обогнал рудовоз и выпустил еще три торпеды из носовых аппаратов. «Никко-мару» был поражен в середину корпуса и корму. Отчаянные усилия экипажа транспорта позволили продолжить движение, а «Хардер» была вынуждена повернуть домой: запас торпед был исчерпан. Все же это был несчастный день для японцев: рудовоз затонул на пути в Японию.

Автор не смог найти информации о том, с какой частью разбитого конвоя шел РВ-46, но известно, что в группе с «Тиё-мару» его не было. Японцы подобрали из воды около 600 человек с «Хокко-мару» – возможно, их принял РВ-46. Возможно также, что патрульный корабль после этого совершал дальнейший переход самостоятельно. Не приходится сомневаться в одном: если бы Сэмуэль Дили не берег торпеды для транспортов, он смог бы потопить любой из кораблей эскорта конвоя, а то и не один!

* * *

В четвертый боевой поход «Хардер» вышла 16 марта 1944 г. Лодка покинула Перл-Харбор, направляясь к Каролинским островам. 13 апреля в 180 милях юго-юго-западнее Гуама «Хардер» обнаружила транспорт «Саньё-мару», который в сопровождении эсминца «Икадзути» (тип «Акацуки», 1932 г.) совершал переход с Сайпана к Волеаи.

Дили атаковал и потопил эсминец, на котором из-за детонации глубинных бомб погиб весь экипаж.

В этом походе Дили потопил еще один транспорт и 3 мая привел лодку во Фримантл (Австралия), поступив в распоряжение командования подводных сил юга Тихого океана.

* * *

Слава «убийцы эсминцев» пришла к Дили после его пятого боевого похода.

В этот раз «Хардер» вышла из Фримантла 26 мая в район Целебесского моря. Лодка имела задание принять на борт разведгруппу у северо-восточного побережья о. Борнео. Чтобы выполнить эту задачу, ей следовало пройти через узкий пролив Сибуту между южными островами архипелага Сулу и северо-восточным побережьем Борнео. Так как основные силы японского флота находились в архипелаге Сулу, базируясь на якорную стоянку Тавитави, «Хардер» была вынуждена продвигаться к проливу очень осторожно. В то же время, базирование сил японского флота в районе, который должен был пересечь Дили, принципиально увеличивало вероятность встречи с вражескими эсминцами.

6 июня после захода солнца «Хардер» находилась в проливе Сибуту, когда при помощи радара SJ был обнаружен конвой в составе трех крупных судов и двух кораблей охранения. На расстоянии 16 000 м цели были обнаружены визуально и опознаны как три танкера с эскортом из двух эсминцев. Конвой двигался со скоростью 15 уз, меняя курс и отходя в сторону от лодки, что задерживало сближение.

Дили дал полный надводный ход с целью занять позицию впереди конвоя. Вынырнувшая из-за облаков луна осветила подводную лодку, и она была замечена противником. Эсминец «Минацуки» (тип «Муцуки», 1927 г.), находившийся на расстоянии около 6 миль, развернулся и пошел на лодку. «Хардер» стала отступать со скоростью 19 уз., но эсминец давал 24 уз. Когда дистанция сократилась до 42 кбт., Дили погрузился и резко отвернул влево, готовя кормовые торпедные аппараты. С дистанции около 5 кбт. «Хардер» выпустила три торпеды. Две из них попали в цель. «Минацуки» затонул настолько быстро, что через четыре минуты после выпуска торпед подводная лодка смогла всплыть для преследования конвоя.

Однако в бой вступил второй эсминец. Это был более крупный «Вакацуки» (тип «Акицуки», 1943 г.). Его командир-капитан 2 ранга Судзуки Ясуацу командовал эскадренными миноносцами с самого начала войны.

Дили расстрелял по «Вакацуки» шесть торпед, но Судзуки вывел корабль из-под удара и преследовал «Хардер» до тех пор, пока конвой не вышел из района контакта. При этом эсминец спас 45 человек из экипажа «Минацуки». Лодка смогла всплыть под перископ только под утро.

Наличие подводной лодки в районе сосредоточения сил флота японцев не устраивало, и они подняли тревогу: перед полуднем 7 июня патрульный самолет загнал «Хардер» под воду, а затем вызвал помощь. Это был новейший эсминец «Хаянами» (тип «Югумо», 1943 г.).

«Хаянами» обнаружил перископ подводной лодки на расстоянии примерно 3500 м и, быстро сокращая дистанцию, пошел прямо на «Хардер». Дили выждал, пока эсминец не приблизился на 600 м, затем выпустил по нему три торпеды. Через 15 секунд на расстоянии всего в 250 м первая торпеда попала в середину «Хаянами», а вторая — в его кормовую часть. Раздался сильный взрыв: на субмарине считали, что у эсминца взорвались либо котлы, либо погреба. Менее чем через минуту после взрыва первой торпеды и через девять минут после того, как корабль был замечен, он начал тонуть. С ним погибли 208 членов экипажа, включая командиров корабля и дивизиона. Это была блестящая победа американской субмарины и громкое фиаско для миноносных сил Японии.

К месту боя были стянуты сразу шесть японских эсминцев, но Дили благоразумно уклонился от встречи с ними. «Уракадзе» капитана 3 ранга Ёкота Ясутэру подобрал из воды 45 человек с «Хаянами».

«Хардер» продолжила путь на север через пролив Сибуту и ночью 8 июня успешно приняла на борт шестерых австралийских коммандос.

Рано утром 9 июня, когда субмарина легла на обратный курс, дозорный самолет противника заставил ее погрузиться. Сброшенная бомба взорвалась, когда «Хардер» была на перископной глубине; лодку сильно тряхнуло. Вскоре показались два японских эсминца. Море было тихим и прозрачным, поэтому Дили предпочел увести субмарину на глубину. Вражеские корабли несколько раз проходили над лодкой, но не смогли ее обнаружить, так как она держалась очень глубоко. После полудня «Хардер» всплыла и пошла на юг.

В 21.00 того же дня «Хардер» встретила еще два японских эскадренных миноносца, которые патрулировали в самой узкой части пролива Сибуту. Подводная лодка погрузилась, чтобы при лунном свете произвести сближение под перископом.

На расстоянии в 2700 м от лодки оба эсминца совершили поворот вправо. При новом курсе первый из них поставил под удар свой левый борт. Когда до целей оставалось 900 м, было выпущено четыре торпеды. Дили и его старший офицер наблюдали два попадания в первый и одно – во второй эсминец и доложили, что видели оба корабля тонущими. Тем не менее, в ту ночь потоплен был только «Таникадзе» (с ним погибло 114 чел.). Вероятно, вторым эсминцем был «Уракадзе». Именно он спас 126 членов экипажа «Таникадзе», но никаких повреждений в ту ночь не получал.

10 июня «Хардер» обнаружила большое японское соединение, в котором Дили насчитал 3 линкора, 4 крейсера и 6 или 8 эскадренных миноносцев, шедших под сильным воздушным прикрытием. Это была эскадра вице-адмирала Угаки Матоме, направлявшаяся к о. Биак. В свою очередь, лодка также была замечена и атакована эсминцами и самолетами. При этом Дили сам атаковал вражеский эсминец и претендовал на победу, но послевоенные исследования этого не подтвердили. После двухчасового преследования противник потерял контакт с «Хардер», и лодка всплыла, чтобы передать радиодонесение об обнаружении вражеских кораблей. Субмарина закончила свой пятый поход, вернувшись в Фримантл 10 июля и установив за собой славу истребителя эсминцев.

Громкому результату сопутствовало то, что в походе «Хардер» оказалась в районе сосредоточения сил японского флота. Лодка неоднократно обнаруживала вражеские эсминцы, охранявшие район, и неоднократно обнаруживалась противником. Она провела 6 торпедных атак (из них 4 ночных), в ходе которых было выпущено 19 торпед и заявлено 9 попаданий. Хотя возможность убедиться в реальных результатах у Дили была далеко не всегда, его доклад о пяти потопленных эсминцах (не будем ставить под вопрос чистосердечность его заблуждений) не вызвал веских сомнений у командования.

Послевоенные подсчеты сократили предполагаемый результат «Хардер» в части потопленных эсминцев до четырех единиц, в том числе – трех за один поход, но этот результат все равно является выдающимся. В американском флоте рекорд Сэма Дили устоял до самого конца войны. Кроме него, только командир «Тотог» (SS-199) Уильям Б. Сайглаф записал на свой счет два эскадренных миноносца 1-го класса. Если добавить в учет победы, одержанные американскими субмаринами над эскортными миноносцами, эсминцами 2-го класса, миноносцами, а также патрульными кораблями, ранее являвшимися эсминцами, это добавит еще только четырех офицеров, имевших по две победы над миноносными кораблями Императорского флота (Демпси, Клакринг, О’Нейл и Портер). Ни один из подводников других флотов мира также не смог повторить результат коммандера Дили.

За пятый поход Сэмуэль Дили был представлен к высшей награде США – Медали Почета [3], но награжден был уже посмертно. Награду в 1945 г. получила вдова подводника – миссис Эдвина Дили.

Важно отметить, что наиболее опытные (и храбрые) командиры американских подлодок (не только Дили), сталкиваясь с японскими эсминцами, часто использовали весьма рискованный прием. Они подпускали противника на минимальную дистанцию и выпускали торпеды, находясь на курсовом угле цели, близком к нулю. Другими словами, в момент торпедного залпа лодка и эсминец двигались практически в кильватере друг за другом либо навстречу друг другу. Дистанция стрельбы при этом составляла 700-800 м. При этом любое действие командира эсминца, продолжавшего сближение (как поворот, так и сохранение курса), приводило к торпедному попаданию, а то и к нескольким. Главная опасность этого маневра для подводной лодки заключалась в возможности отказа взрывателя торпед, как по техническим причинам, так и из-за несрабатывания, вызванного малой дистанцией. В этом случае лодке грозил таран или прохождение эсминца прямо над субмариной, то есть выход противника на беспроигрышную позицию для бомбометания. Как показала дальнейшая судьба «Хардер», у этого приема был еще один скрытый аспект. Против кораблей, меньше и маневреннее эскадренного миноносца, такая тактика была принципиально более рискованной...

* * *

Коммандер Дили, уже совершивший пять боевых походов, должен был сдать корабль и получить новое назначение. Одновременно с ним лодку должна была оставить треть экипажа, а на смену прийти новички. В этой ситуации Дили не захотел передавать корабль новому командиру и упросил командование разрешить ему совершить с обновленным экипажем шестой боевой поход.

«Хардер» покинула Австралию 5 августа 1944 г. Теперь Дили получил приказ возглавить группу, в которую, помимо его лодки, входили «Хэйк» (SS-256, лейтенант-коммандер Фрэнк Э. Хэйлор) и «Хэддоу» (SS-255, лейтенант-коммандер Честер У. Нимиц-младший – сын адмирала Честера Нимица), и вести совместную охоту в Южно-Китайском море к западу от о. Лусон.

Когда 21 августа группа Дили достигла района патрулирования, находящиеся здесь американские лодки вот уже трое суток вели сражение с большим японским конвоем «Н1-71». К этому моменту конвой понес существенные потери, его суда и эскорт были рассеяны, субмарины занимались преследованием разрозненных сил противника.

Полная история избиения «НI-71» американскими подлодками выходит за рамки нашего повествования. Отметим лишь, что 21 августа группа, возглавляемая «Хардер», присоединилась к подводным лодкам «Гитарро» и «Рей» для нападения на часть конвоя в районе о-ва Палаван. Здесь субмаринами были потоплены четыре японских судна общим тоннажем в 22000 т. [4]. К утру следующего дня «Хардер» и «Хэддоу» отошли ко входу в Манильский залив.

Ранним утром 22 августа через позицию этих лодок двигались три японских эскортных корабля (по японской терминологии – кайбокан, по западной классификации – фрегаты): «Садо» (капитан 2 ранга Танигути Нобуёси), «Мацува» (капитан 3 ранга Цутитори Акира) и «Хибури» (капитан 3 ранга Исикава Хироси). Ранее эти корабли были отделены от «Н1-71» для охоты за атаковавшими его подводными лодками и теперь направлялись на соединение с силами эскорта конвоя. Эти фрегаты типов «Эторофу» (первые два) и «Укуру» (третий) принадлежали к наиболее «зубастым» в противолодочном отношении боевым единицам Императорского флота, и последовавшая атака их лодками Дили и Нимица говорит о том, насколько пренебрежительно американские подводники относились к японским противолодочным силам.

Очевидно, на фрегатах вражеские субмарины «проспали». В 04.56 в районе залива Хайдай «Мацува» и «Хибури» одновременно получили в левый борт по торпеде, выпущенных с «Хардер». «Садо» попытался оказывать помощь пострадавшим собратьям, но, остановившись сам, в 05.24 был поражен торпедой с «Хэддоу». Надо отдать должное японским кораблестроителям: все три фрегата остались на плаву, но лишились хода. Этим фактом их судьба была предрешена. «Хардер» в 06.49 добила «Мацува», а в 07.55 – «Хибури»; «Хэддоу» в 07.20 потопила «Садо». Информация о потерях в экипажах фрегатов противоречива, но известно, что, невзирая на близость берега, они были тяжелыми: все три командира и большинство из почти 450 человек погибли. К этому времени к району боя подошла «Хэйк». Группа снова была в сборе.

Патрулируя у западного берега о. Лусон утром 23 августа «Хэддоу», обнаружила эсминец «Асакадзе» (тип «Камикадзе», 1923 г.) капитан-лейтенанта Ямагути Осаму, сопровождавший танкер «Ниё-мару» (стандартный, типа 1TL, 10022 брт) из Такао (Формоза) в Манилу.

Нет никаких сомнений, что «Хэддоу» уничтожила бы и танкер, и его незадачливого конвоира, но на лодке оставалась всего одна торпеда (с начала похода «Хэддоу» записала на свой счет два транспорта и фрегат потопленными, танкер поврежденным). Выбора не было, и в 08.00 Нимиц-младший последней торпедой поразил эсминец. К досаде американцев, попадание пришлось слишком близко к носу, поэтому старый корабль лишь потерял оконечность, но остался на плаву.

Новых атак не последовало, поэтому «Ниё-мару» взял «Асакадзе» на буксир и потащил к заливу Дасол. Буксировку эсминец всё-таки не перенес – на следующий день перевернулся и затонул в 20 милях юго-западнее м. Болинао (после войны «Асакадзе» справедливо был засчитан как победа «Хэддоу»). Правда, большая часть экипажа, включая командира, была принята на танкер. Оказавшись в одиночестве, «Ниё-мару» укрылся в заливе Дасол, где был мелководьем защищен от атак из-под воды.

«Хэддоу» осталось лишь облизываться, и Нимиц доложил о ситуации командиру группы. Дили приказал ему следовать на базу, а «Хардер» и «Хэйк» бросились в погоню, чтобы перехватить и уничтожить «упущенные» цели (о том, что «Асакадзе» затонул, американцы не знали). К утру 24 августа обе субмарины уже караулили добычу в районе залива Дасол. Но вместо легкой охоты подводников ждала трагедия.

До того момента, как американцам стали доступны японские архивы, дальнейшую картину они воссоздавали по докладу командира «Хэйк» Фрэнка Хэйлора. По возвращении на базу он сообщил следующее.

24 августа в 04.53 «Хэйк» погрузилась недалеко от м. Кайман, в то время как «Хардер» находилась от нее на расстоянии 4000 м к югу. Вскоре гидрофон «Хэйк» зарегистрировал слабый шум винтов в южном направлении, а в перископ были замечены два корабля, которые были классифицированы как трехтрубный эскадренный миноносец и тральщик. Лодка начала выходить в атаку, но вскоре прекратила ее, когда эсминец стал уходить противолодочным зигзагом к заливу Дасол. Тральщик отстал от него почти у самого залива.

Для классификации противника Хэйлор обратился к идентификационному справочнику (ONI41 42 naval-intelligence warship recognition booklet) и выяснил, что на всём ТВД существует единственный трехтрубный эсминец – таиландский «Фра Руанг» (Phra Ruang), бывший британский «Радиант» типа «R», постройки 1917 г. Сути это не меняло. Таиланд был союзником Японии и с 25 января 1942 г. находился в состоянии войны с США, т.е. эсминец был вражеским.

В 06.47 «Хэйк», идущая курсом на север, неожиданно обнаружила на расстоянии 200 м перед собой перископ «Хардер». Затем были услышаны слабые звуки работы винтов, и Хэйлор, во избежание столкновения, приказал отвернуть и держать курс на юг. В поднятый перископ было видно, что японский тральщик изменил курс и пошел прямо на субмарины. Командир «Хэйк» решил, что противник их обнаружил, и приказал уйти на большую глубину. Этот факт любопытно контрастирует с поведением Дили и Нимица при встрече с тремя фрегатами. Некоторое время акустик «Хэйк» слышал неясный шум винтов японца. Затем в 07.28 на «Хэйк» насчитали 15 частых разрывов глубинных бомб. Снова стало слышно, как работают винты тральщика. Все это продолжалось в течение некоторого времени, пока «Хэйк» маневрировала, стараясь скрыться в западном направлении. В 09.55 все шумы стихли и подводная лодка всплыла на поверхность. Горизонт был чист.

В тот день «Хардер» больше не показывалась, на запросы по радио не отвечала. Не присоединилась она к «Хэйк» и позже. Пришел день, когда американскому командованию пришлось признать гибель «Хардер» со всем экипажем в 79 человек. Доклад Хэйлора не давал усомниться, что лодка коммандера Дили погибла утром 24 августа.

Послевоенное изучение японских документов в целом подтвердило обстоятельства гибели «Хардер», но добавило к этой истории важные уточнения.

Лишившийся эскорта «Ниё-мару» доложил по радио о своих злоключениях. Берег и японские базы были рядом, и помощь прибыла довольно быстро. В залив Дасол за танкером штабом Третьего экспедиционного флота были направлены патрульный корабль РВ-102 и кайбокан CD-22. Они вышли из Манилы 23 августа в 17.57 и направились вдоль берега на север. Эти корабли и обнаружил Хэйлор.

При этом командир «Хэйк» допустил ошибку, не принципиальную, но повлекшую за собой одну из наиболее известных мистификаций в историографии тихоокеанской войны. «Фра Руанг» действительно был единственным трехтрубным эсминцем, который мог встретится американцам у Филиппин (два эсминца типа «Новик» ВМС Перу в качестве варианта мы рассматривать не будем), но... это был не он. Патрульный корабль РВ-102 являлся бывшим американским эсминцем «Стюарт» (DD-224) 1920 года постройки, захваченным японцами в поврежденном состоянии в доке Сурабаи в начале 1942 г. Этот корабль американцами давно был уже оплакан и списан. Но рачительные японцы такие вещи не выбрасывали. После ремонта и переоборудования два передних дымохода флэшдекера были объединены в одну трубу. Не вполне понятно, как американский офицер не узнал родной корабль с весьма своеобразными архитектурой и пропорциями, но так или иначе с подачи Хэйлора по послевоенным американским источникам пошла гулять история о гибели американского подводного аса в бою с тайским эсминцем. Флэшдекер был чуть моложе и почти в полтора раза крупнее бывшего британца, но не это было главным. В «формате» патрульного корабля противолодочная составляющая РВ-102 (подготовка экипажа и вооружение – 72 глубинные бомбы) существенно меняла ситуацию. Кстати, Хэйлор опасно ошибся в классификации и второго противника. Тем не менее, что-то заставило его уклониться от боя. Что именно – мы никогда не узнаем. А вот о мотивах решения Дили принять бой можно судить практически наверняка. Командир подлодки, который всего сутки назад играючи записал на свой счет два фрегата, едва ли видел основания для отступления. Особенно если он верно опознал РВ-102 как старый эсминец ВМС США, ставший вражеским трофеем!

И на РВ-102 (капитан-лейтенант Йосима Томоёси), и на CD-22 еще при подходе к заливу Дасол обнаружили поднятые перископы обеих субмарин (нет, не уважали американцы японскую ПЛО!), поэтому японцы имели ясное представление о силах противника. Таким образом, главный козырь подводной лодки – скрытность, оказался утрачен.

Ситуация окончательно обострилась фактором, о котором Хэйлор уже не узнал и не смог рассказать: когда «Хэйк» погрузилась и отступила, в небе появился японский противолодочный самолет. Судьба бросила на стол козыри.

РВ-102 начал движение, сопровождая танкер, a CD-22, наведенный обнаружившим лодку самолетом, устремился в атаку. Если Дили идентифицировал РВ-102 верно (а он действительно мог разобраться, что это за корабль), едва ли он полагал его серьезным противником. В свою очередь, такая оценка ситуации могла укрепить его в решимости принять бой.

«Хардер» дала залп по CD-22 тремя торпедами. Но один атакующий фрегат, над которым висит противолодочный самолет, существенно отличается от трех сонных фрегатов, которые бредут домой после двух дней непрерывных боев. Более того: принципиально более маневренный и меньший по размерениям фрегат (длина 69,5 м) имел гораздо больше шансов на уклонение от торпед, чем, например, потопленный Сэмом Дили в аналогичной ситуации эсминец «Хаянами» (117 м) [5]. Так и вышло. Кайбокан пропустил две торпеды по левому борту и одну по правому. В этот момент самолет сбросил свою глубинную бомбу. Ее взрыв не достиг фатального результата, но точно указал фрегату местонахождение лодки. Установив акустический контакт, в 07.28 кайбокан начал сбрасывать глубинные бомбы тип 94. Каждый залп был установлен на глубину подрыва большую, чем предыдущая. После пятого залпа на поверхность всплыло много соляра, обломков дерева и пробки. Победный счет «убийцы эсминцев» был закрыт.

В 19.48 24 августа «Ниё-мару», РВ-102 и CD-22 достигли Манилы.

История гибели «Хардер» свидетельствует: при комплексной организации противолодочной обороны американские подводники, даже самые опытные и дерзкие, были столь же уязвимы, как и подводники любого другого флота. Сложно сказать, какую роль в гибели «Хардер» сыграло обновление трети экипажа: может, и непосредственную, но скорее всего незначительную, ведь лодка погибла, натолкнувшись на беспроигрышный дуэт ПЛО: противолодочный корабль плюс противолодочный самолет. Именно такие связки в Атлантике без проблем уничтожали германские «U-боты», даже под командованием знаменитых асов. А глубокий кризис морской транспортной сети империи, который вызвали действия американских субмарин, стал следствием того, что ВМС Японии оказались неспособны обеспечить «правильную» ПЛО в большинстве случаев и мест, причем, не только технически, но и организационно.



  1. См. статью автора в предыдущем выпуске «Арсенал-коллекции».

  2. Батитермограф (bathothermograph) – устройство для непрерывного измерения вертикального распределения температуры воды на ходу. Изобретен южноафриканским океанографом А.Ф. Спилхаусом в 1938 г. Принцип использования основывался на различных акустических свойствах пластов воды с разной температурой.

  3. Представление Дили к награждению Медалью Почета вызвало длительные споры в командовании ВМС, но эта история выходит за рамки статьи.

  4. На счету «Гитарро» и «Рей» – по одному судну, «Хэддоу» – два.

  5. Из чего следует, что более верным для японцев было бы охранение стоянки Тавитави фрегатами, а не эсминцами.

источник: Алексей ОРЕЛ «Сэм Дили – «убийца эсминцев»» «Арсенал-Коллекция» №06(12) 2013
Оригинал взят у navy_chf в Сэм Дили – «убийца эсминцев».

http://alternathistory.com/sem-dili-ubiitsa-esmintsev


Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments