Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

7 ноября. Красный день календаря

7 ноября. Красный день календаря
7 ноября 1917 года стартовала эпоха, о которой стоит вспомнить тёплым словом.

Всеобщее равенство, всеобщая грамотность, всеобщая занятость, всеобщая диспансеризация, доступное жилье, доступные коммунальные услуги, доступная еда, доступное специальное и высшее образование, свободный выбор профессии, 8-часовый рабочий день и 5-дневная рабочая неделя, оплачиваемый отпуск, больничный, социальные пособия и ранняя пенсия. Большое видится на расстоянии: давшая всё это революция по праву называлась Великой.



Отмечая успехи СССР, обычно подразумевают индустриализацию. Подобных темпов развития экономики не знала ни одна страна в мире. Не было другого случая, чтобы каждый год в течение десятилетия промышленность прирастала на 16%. Никогда и нигде больше производство автомобилей за 10 лет не вырастало в 250 раз, комбайнов  – в 120 раз, тракторов – в 40 раз, станков – в 25 раз, электроэнергии – в 8 раз, стали – в 4 раза. А в советском государстве цифры прироста продукции в первые пятилетки оказались даже больше. В рекордные сроки с нуля были созданы базовые новые отрасли: химпром, авиапром, приборостроение и  станкостроение. Страна наладила выпуск всех ключевых промышленных товаров, пользовавшихся спросом на внутреннем и внешнем рынке. У нас было всё свое – от  подшипников до грузовой техники, от магнитофонов до телевизоров, от катеров до атомных ледоколов. Не говоря уже об опережавшей время военной и космической технике.






Но за этой невероятной картиной не стоит забывать о не менее фантастических изменениях в социальном устройстве и общественной психологии, которых тоже не было нигде и никогда в мире. Повседневная жизнь людей трансформировалась так, словно их переселили на новую планету или перенесли на машине времени в отдаленное будущее. Современники воспринимали ту эпоху как футуристическую. И она была такой на самом деле. При жизни одного поколения, за какие-то 20 лет произошли изменения векового значения. Между 1917 и 1937 годами разница в картине жизни колоссальная.


Еще вчера неграмотный мужик освещал избу лучиной и ходил за сохой в лаптях – и будто оказался в новом измерении: среди залитых электрическим светом современных городов с высотными домами и дорожной инфраструктурой, с общественным транспортом и всеми видами связи. Это был прыжок в новый быт с продвинутой системой коммуникаций и коммунальных благ, бытового обслуживания и общественного питания. Люди получили передовую систему организации труда и досуга, медицинского обслуживания и образования. Это было время доступных курортов и массового спорта, общественного порядка и всеобщей занятости.
С 20-х по 40-е годы в стране вдвое выросло количество городских жителей. Этот прирост обусловил приток селян на стройки гигантов индустрии, новых предприятий и жилого фонда. Форсированное строительство привело к уменьшению доли сельских тружеников с 80% от общего числа работающих граждан в 1928 году до 54% в 1940-м. И если поначалу мобилизационный характер экономики был вызван опасной для нашего будущего отсталостью от передовых стран (не преодолеем за 10 лет – погибнем), то задачей 50-х годов уже стало удовлетворение растущих потребностей общества.
Совершенствование производства шло в ногу с появлением новых продуктов питания. Задача состояла в том, чтобы накормить людей качественно и недорого. Мало кто знает, что гамбургеры у нас появились не после открытия первого «Макдональдса» в 90-е, а еще до войны: котлеты в булочке с лучком и соленым огурчиком в 30-х годах продавались на московских улицах, как и вкуснейшее мороженое в вафельных стаканчиках. Достижениями прогресса стали такие невиданные прежде продукты, как газированная вода и  шампанское, соки и майонез. На полках магазинов появились вкусные и добротные колбасы и полуфабрикаты, доступные в любое время года консервированные и замороженные продукты: овощи и фрукты, мясо и рыба. Морепродукты впервые стали доступны всему населению  континентальной страны.
Повышения уровня жизни после войны планировалось достигать как за счет увеличения зарплат, так и за счет удешевления товаров. Уже к 1960-м годам предполагалось не продавать хлеб, а раздавать его бесплатно (после смерти И. Сталина задачу пересмотрели, но в советском общепите бесплатный хлеб на столах был вплоть до перестройки).

Когда страна получила возможность развиваться без стрессов (т. е. только после восстановления разрушенного войной хозяйства), был взят курс на постепенное уменьшение рабочего времени до 3-4 часов в день, что станет маркером научно-технического прогресса. Социально-экономическое развитие предполагало увеличение свободного времени на личные нужды – семью, творчество, самообразование, путешествия, спортивное и культурное совершенствование. А поднять промышленность должно было повышение квалификации рабочих до уровня инженерно-технических кадров. Оплату труда предлагалось привязать к квалификации. Но при этом каждый должен иметь возможность получить профессию по желанию и не быть привязанным к одному месту работы. Такова была экономическая программа 1952 года. Кстати, в ней не упоминалась общественная собственность на средства производства. В сталинские времена в СССР насчитывалось 114 тысяч частных артелей с 2 миллионами работников, и производили они до 6% ВВП. Частниками и промышленной кооперацией после войны выпускались практически все детские игрушки, 70% скобяных изделий, до половины всей мебели (40%), третья часть тканей и трикотажа.
Интересно, что даже формальная избирательная система в однопартийной стране строилась на конкуренции кандидатов по принципу деловой эффективности. Критерием отбора достойных был вклад претендента на народный мандат в улучшение жизни людей. Всеобщие  выборы рассматривались как кнут для органов власти в руках народа.

Зарубежные историки признают, что Октябрьская революция раскрепостила не только собственных граждан, но и помогла добиться социальных благ трудящимся в капиталистических странах. Страх перед революционными настроениями помог ввести в 20-х годах 5-дневную рабочую неделю и 8-часовой рабочий день в Европе. Выросшие после разгрома фашизма симпатии к Стране Советов подстегнули европейских работодателей к созданию снимавшей напряжение системы социального обеспечения с выплатой пенсий и пособий. Именно пример СССР стал хлыстом для европейского капитализма, вынужденного предусмотреть страхование на случай нетрудоспособности и безработицы, старости и болезни. Только вслед за нами в странах Европы появились понятия оплачиваемого отпуска и семейных пособий. И то, что эти шаги были сделаны с оглядкой на первую социалистическую державу в мире, доказывает один факт: после ее исчезновения социальная защищенность европейцев резко пошла на убыль.
Как и у нас, с 1989 года от постоянной работы и нормированного рабочего дня в Европе остались одни воспоминания. На полную пенсию по старости даже в богатой Германии уже можно претендовать только с 67 лет. А пока старики до последнего держатся за свои рабочие места, половина европейской молодежи довольствуется разовыми работами и частичной занятостью. Как и у нас, в Европе вскоре уже нельзя будет лечь в клинику без недоступной большинству медицинской страховки и выжить в старости без дополнительной частной пенсии. В планах Евросоюза – отказ от социальных завоеваний в части ряда трудовых гарантий. И, конечно, не актуальна доступность для всех коммунальных услуг. Нужды людей интересуют корпорации лишь с точки зрения обеспечения сверхприбыли…


Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments