Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Часть третья. Что требуют за «высокую» зарплату? (Реалии Уфимских городских электросетей)

Часть третья. Что требуют за «высокую» зарплату? (Реалии Уфимских городских электросетей)


     Как уже было сказано в первой части, капиталист «занимается» производством, не из любви к процессу и не для удовлетворения общественных потребностей, а исключительно в целях получения прибыли. При этом он всегда стремится к получению максимально возможной прибыли. Еще в XIX веке лидеры рабочего движения писали, что «при 300% [прибыли] нет такого преступления, на которое он [капиталист] не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы» (Т.Д. Даннинг «Тред-юнионы и стачки». Лондон. 1860).


Этим стремлением определяются все действия капиталиста. Причем любого капиталиста, даже капиталиста «с человеческим лицом». Так как, не капиталист управляет своим капиталом, а капитал управляет капиталистом, заставляет его следовать объективным законам капиталистического развития, увеличивать степень эксплуатации рабочих, ускорять процесс оборота капитала. Действуя иначе, он просто не выдержит конкуренции своих коллег и перестанет быть капиталистом.

Поэтому, даже тогда, когда капиталист вынужден платить «высокую» (относительно) зарплату работникам, имеющим необходимую для современных технологических процессов квалификацию, подготовка которых требует длительного времени, и ошибки которых могут повлечь не только существенное снижение его прибылей, но также и техногенные катастрофы, и несчастные случаи на производстве, он, в то же время, неизменно пытается, компенсировать свои расходы на «высокую» зарплату выжиманием с этих работников максимальной прибавочной стоимости.

Рассмотрим, насколько соответствуют эти высказывания практической деятельности руководства «Башкирэнерго». Что требует последнее, за так называемую, «высокую» зарплату.

Основными, известными сотни лет, способами увеличения прибыли являются увеличение рабочего времени и интенсификация труда.

Действительно, если заставить рабочего работать за ту же зарплату в два раза дольше, то это принесет хозяину в три раза больше прибыли. Почему в три, а не в два? Ватсон, это же элементарно. Вся зарплата рабочего содержится в двух-трех-четырех часах работы, а все произведенное сверх этого является чистой прибылью хозяина. Так если рабочий отрабатывает свою зарплату за 4 часа, то результат следующих 4 часов работы достается хозяину. Если же рабочий день увеличить еще на 4 часа, то хозяину будет доставаться результат 8-ми часов работы, то есть в два раза больше. Того же эффекта можно достичь, заставив рабочего работать в два раза интенсивнее, то есть за то же самое время делать в два раза больше.

Но как обойти нормы рабочего времени, установленные российским и международным законодательством? Как заставить работников безропотно работать большее время? Ведь это невозможно совместить с требованиями и нормами закона. Но тут вступают в игру 300% прибыли, о которых писал Даннинг. Жажда прибыли, соблазн получить ее, тонизируют работодателя, активизируют его деятельность, в том числе умственную, способствуют разрешению и разрушению любых юридических препятствий. Действительно, ну, что, в самом деле, может случиться, если он нарушит Закон. Ну, в самом крайнем случае, трудовая инспекция выдаст предписание и наложит штраф. Фу, какая мелочь. Штрафов бояться – прибыли не иметь. А ведь 300% и больше на дороге не валяются. К тому же трудовую инспекцию и мотивировать можно (не значит, что мотивировали, но кто попробовать-то мешает?) в случае необходимости. Так что вперед, и с песней!

Конечно, если прямо заставлять работника работать сверхурочно и бесплатно, он может начать «брыкаться», строчить жалобы, судиться и т.д. Но если замаскировать сверхурочную работу суммированным учетом времени, частично оплатить в конце года, представив это как «щедрость» работодателя, да еще и внушить работнику, что такой зарплаты он нигде больше не найдет, то, скорее всего, все пройдет гладко.

С этой целью для оперативного персонала, осуществляющего круглосуточное обеспечение нормальной работы электрических сетей, составляются графики, изначально предусматривающие работу сверх нормы рабочего времени. Даже в нормальном режиме (то есть в отсутствие больничных, отгулов, ученических и т.п.) эта переработка составляет примерно 120 – 160 рабочих часов – почти месяц сверхнормы. Но, кроме этого, согласно ведомственным нормативным документам, оперативный персонал должен проходить обязательную специальную подготовку (не менее 96 часов в год), предэкзаменационную подготовку (20 часов в год), ежегодную переаттестацию, ежегодный медицинский осмотр, участвовать в производственных совещаниях оперативного персонала, раз в пять лет проходить обучение с отрывом от производства в специализированных учебных центрах. В целом набирается до двух – двух с половиной месяцев сверх нормы. А если кто-нибудь не выдержав такого режима работы заболеет, или учится в учебном заведении, регулярно уходя на сессию, то еще больше. Два – два с половиной месяца работы за пределами нормы рабочего времени на каждого работника составляют 10 – 11,5 месяцев на пять существующих смен. Получается, что пять человек выполняют работу, которую при соблюдении норм рабочего времени, должны выполнять шесть человек. Неплохой источник дополнительной прибыли для работодателя. А как мы помним, увеличение рабочего времени влечет многократно большее увеличение прибыли.

Бороться с подобным произволом работники не решаются, понимая, что любой протест против этого повлечет немедленную расправу (увольнение). Тем более, что менеджмент постоянно внушает им, что найти такую «хорошую» работу они не смогут. А органы, уполномоченные законом на осуществление контроля за соблюдением трудового законодательства по неизвестным причинам, являющимся секретом Полишинеля, цинично отказываются рассматривать подобные жалобы уволенных (уволившихся) работников, на том основании, что сами они на данном предприятии уже не работают, а доверенностей на представления интересов других работников у них нет.

Нельзя сказать, что руководство предприятия вообще не видит этой проблемы, но пытается решать ее по-своему – не в ущерб прибылям. Одним из методов подобного решения является попытка обязать персонал проходить специальную подготовку (96 часов в году) во время нахождения на смене, без отрыва от производственных функций. В самом деле, находят же работники время сходить в туалет, покурить, значит и на спецподготовку время в течение смены выкроят. Интересно сколько извилин надо, чтобы понять, что никакое специальное обучение (подготовка) между делом невозможна. Что составление отчетов о проведении специальной подготовки и реальная подготовка – повышение и поддержание квалификации оперативных работников совершенно разные вещи. Но «300% прибыли» позволяют не видеть этого, и спецподготовка от качества которой зависит безаварийность электроснабжение и безопасность работников превращается в профанацию, вследствие которой появляются байки о трубоукладчиках запрыгивающих на ЛЭП-500 кВ.

Говоря об увеличении рабочего времени, следует также сказать о привлечении персонала к так называемым «экологическим субботникам», то есть, фактически, к бесплатной во внерабочее время уборке производственных помещений и прилегающей территории, поддержание которых в соответствующем санитарном состоянии является обязанностью работодателя. Ведь перекладывание этой обязанности на работников позволяет сэкономить на оплате клининговых компаний и (или) сокращении дворников (уборщиц). Хоть и мелочь, а прибыль то растет, а деньги, как известно, не пахнут.

Второй метод увеличения роста прибыли – интенсификация труда, так же активно используется менеджментом «Башкирэнерго». Интенсивность труда и без их участия постоянно растет. В городе строятся новые дома, торговые и развлекательные центры и т.д., и все они потребляют электричество, поэтому постоянно растет и усложняется обеспечивающая их электроэнергией структура электрических сетей, вводятся в работу новые объекты электроэнергетики, обслуживать которые приходится тому же персоналу, за ту же самую заработную плату. Если раньше, при превышении определенного размера, в электросетях создавались новые цеха (районы, участки) и, таким образом, объем обслуживаемого оборудования хотя бы пытались приблизить к нормативному (за 27 лет моей работы в электросетях было создано три новых района), то в последнее время взят курс на противоположное.

Планируется укрупнение районов, что сразу увеличит нагрузку на оперативный персонал в два раза. Такое повышение интенсивности труда не может пройти без последствий. Если в обычном режиме с определенными сложностями и с понижением качества работы такой режим еще можно выдержать, то в случае аварийных ситуаций, контроль за работой электросетей может оказаться за пределами человеческих возможностей. Это создает опасность ошибочных действий, которые могут привести не только к затягиванию ликвидации аварий, но и к повреждению оборудования, и росту производственного травматизма. Так что если «реформы» не остановить, надо готовиться к длительным перебоям в электроснабжении.

Обоснованием такого укрупнения является внедрение, так называемых, «умных сетей», которые «должны» сократить нагрузку на оперативный персонал. Только знают ли «умные сети», что они «должны»? Поэтому, как обычно бывает: гладко было на бумаге, но забыли про овраги, «умные сети», скорее всего, станут дополнительной головной болью электросетей, не только не сокращающей, а многократно увеличивающей нагрузку на персонал и эксплуатационные расходы.

Об особенностях внедрения «умных сетей», о нарисованной глянцевой картинке и ее соответствии суровым жизненным реалиям, а также о российской специфике любого подобного начинания я расскажу в следующей части.

Константин Прасолов

Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments