Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Какой войну увидят наши дети?





"Отец солдата" кадр из фильма

Чуть меньше года назад, 3 мая 2015 года, стало известно о смерти режиссера Реваза Чхеидзе, автора замечательного фильма о войне — «Отец солдата». В 2009 году, когда в Кутаиси, родном городе режиссера, был снесен мемориал воинам, павшим в Великой Отечественной войне, Чхеидзе дал интервью «Российской газете».Он отметил, что уничтожение памяти о Великой Отечественной войне — это кощунство. И подчеркнул, что победа в войне — это была «высокая, одухотворенная победа всего советского народа в 1945-м». «Освобождена была Европа, фашизм пал. Кто мог это сделать, кроме советских людей?» — спрашивал режиссер.

Прототип главного героя фильма «Отец солдата» был взят автором сценария Сулико Жгенти из жизни. В той военной части, куда Сулико ушел служить добровольцем, оказался пожилой солдат, ставший опорой и примером мудрости для молодежи. Для сценариста и режиссера было важно наличие в фильме подлинных деталей, чтобы фильм, по словам Р. Чхеидзе, «родился из молекул жизни». Фронтовикам — и сценаристу, и режиссеру — было важно передать атмосферу войны. Они следили за тем, чтобы не погрешить против истины, добиться более точной передачи событий военного времени, духа времени.


"Отец солдата" кадр из фильма

Почему нам так важно доказать, что народ был един? Потому что современные российские режиссеры взялись за экранизацию антисоветских мифов, гласящих, что в войне победили вопреки верховному командованию, что одни сражались, а другие стреляли им в спину. И именно такие работы заполняют телевизионный эфир. В то время как фильмы советских режиссеров, показывающие реальные события войны, кинокритики спешат объявить слишком сложными и не подпадающими под «молодежный формат». Так, кинокритик Давид Шнейдеров пишет, что «молодежь, которая посмотрела «Враг у ворот», «Ярость» с Брэдом Питтом, «Спасти рядового Райана» и «Список Шиндлера», с большим трудом сейчас воспримет картину, снятую в стилистике, скажем, «Отец солдата». Это другое время, и мы должны с грустью его принять... Нельзя сохранить восприятие 70-летней давности. Нельзя всё делать так, как делали 70–60 лет назад. Мы не снимем сейчас «Отец солдата». Мы не снимем «Хронику пикирующего бомардировщика». Мы не снимем сейчас «В бой идут одни старики».

То, что «не снимем», — спору нет. Но разговоры о том, что молодежь не сможет воспринять старые фильмы из-за «стилистики», — лукавые. Потому что все каналы телевидения, стремящиеся поднять свой рейтинг и получить больше денег за рекламу, яростно эксплуатируют советские фильмы. Еще более лукавыми являются заявления о том, что советские фильмы сняты на основе выдуманных сюжетов, а постсоветские — на основе сюжетов правдивых. Как уже было сказано выше, Реваз Чхеидзе снимал свой фильм на основе абсолютно правдивого сюжета. И не только он один — большинство советских фильмов и опирается на правду, и стремится насытить конкретной правдой каждую молекулу сюжета, каждый его эпизод. Чем же занимаются наши изготовители постсоветской кинопродукции о войне?

Они, конечно же, настаивают на том, что в их фильмах тоже есть «молекулы жизни», что эти фильмы основаны на реальных событиях и важны тем, что поднимают проблемы, которые в СССР замалчивались. Что же это за проблемы? Авторы фильма «Сволочи» (2006) заявили о том, что в СССР существовали детские диверсионные группы. Расследование, инициированное ФСБ, показало, что утверждения о том, что фильм основан на реальных событиях, — ложь.

Фильм «Четыре дня в мае», снятый в 2011 году якобы с опорой на «реальные события», рассказал о том, как в конце войны, в Померании, на острове Рюген, солдаты вермахта и группа советских разведчиков вместе обороняли детский приют от советского подразделения. Руководство подразделения повело себя в приюте недостойно (пыталось изнасиловать немецких девушек), а потом, чтобы скрыть следы, решило его уничтожить. Исследование историков показало, что возмутительный сюжет полностью выдуман.


"4 дня в мае" обложка диска

Вышедший в 2009 году фильм Веры Глаголевой «Одна война» основан, по словам режиссера и сценариста, на подлинных событиях. Речь в фильме идет о женщинах, родивших от немцев и сосланных сначала на далекий северный остров, а потом, в дни победы 1945 года, — в новое место заключения. Причем, по рассказу очевидца, судно, на котором перевозили женщин, затонуло. Как предполагает режиссер фильма Вера Глаголева, судно могли затопить специально, то есть женщин убили. Вера Глаголева признает, что ветераны встретили фильм плохо: «...ветераны войны одной из областей России написали гневное письмо, что меня за фильм «Одна война» нужно лишить всех званий, что всё в нем — поклеп и неправда». Но режиссера такая оценка не смутила. Она считает, что люди, отказывающиеся признать проблему женщин, родивших от немцев, просто «не хотят знать правду». А в чем эта самая правда? В фильме Глаголевой ее нет.


"Одна война" обложка диска

Есть — антисоветская «клюква», которую пытаются выдать за правду. И не нужна Глаголевой никакая правда о войне! Ей нужно пропихнуть определенную идеологическую схему в сознание зрителя. В своих интервью она это признает. Признает, что для нее главное — не правда о войне, а правда о ГУЛАГах, в которых истреблялись миллионы людей, — «это страшная трагедия нашей страны и об этом надо помнить — просто, чтобы это не повторилось. Об этом надо говорить и помнить». Во имя демонизации сталинизма и раскручивания ужасов ГУЛАГов Глаголева готова пойти на любой подлог. И для нее крайне важно навязать зрителю версию, согласно которой и война была продолжением ГУЛАГов. А значит, в ней не было места ничему благородному, подлинно патриотическому, великому и так далее.

По мнению Веры Глаголевой, страна «делилась на сидевших и охранявших», то есть никакого единства, о котором говорят ветераны войны, не было. И «мы обязаны донести эту правду до наших детей и внуков», — говорит режиссер. «Моего дедушку ведь тоже как врага народа расстреляли в 1937 году, а бабушка, вернувшись из лагерей с подорванным здоровьем, практически сразу умерла. Кое-что успела рассказать моей маме, мама рассказала мне, я — своим дочерям. Однако всё дальше и дальше уходит то время и его правда. Ведь не во всех семьях были репрессированные. А чей-то дед, возможно, наоборот, был начальником лагеря, охранял режимный объект. Страна тогда делилась на сидевших и охранявших. У тех и у других есть сегодня потомки. И получается, что у каждого... своя правда. При этом многие не хотят даже знать то, что не является «их» правдой».

Но зачем нужна такая правда Глаголевой? Ей нужно, чтобы зритель впитал определенный негативистский яд и понял, что не было никакой «высокой, одухотворенной победы», никакого единства народа, благодаря которому удалось пережить страшное время. Что «на самом деле» «страна делались на сидевших и охранявших». И «охранявшие» не хотят признать правду, так как это будет значить «признать бессмысленность всей своей жизни».

Как же режиссер видит историю XX века, судьбы людей? «...Судьба их выстраивалась так. Кто в Гражданскую не погиб, тот мог сгинуть в голодомор. Кто в голодомор уцелел, тот в 37-м имел все шансы быть расстрелянным или отправиться в лагеря. Кто избежал сталинских репрессий, тот мог погибнуть в Великую Отечественную. И получается, что наши отцы, деды не жили нормальной жизнью. Каждое десятилетие было отмечено какой-то трагедией. Вот поэтому кому-то из них не нужна правда о войне. Кроме того, нас приучали не помнить правду».

Только сейчас, считает Вера Глаголева, в России стали появляться книги и фильмы, рассказывающие правду о войне. То есть, всё, что было снято раньше, то, что снимало военное поколение, — не было правдой? И что это за новые «правдивые» фильмы? О части из них мы уже рассказали. Но есть и свежие примеры.

В феврале 2015 года режиссер из Твери Павел Дроздов взялся за сбор денег на фильм «Прощаться не будем». Режиссер объявил, что в фильме мы «будем открыто говорить о том, о чем раньше принято было молчать» и попросил пожертвовать на фильм «всех неравнодушных людей... Тех, кто хочет перенести зрителей в честный фильм о войне. Тех, кто хотел бы видеть себя в титрах среди всероссийской команды любителей правдивого, честного кино. В историю, о которой нельзя больше молчать». То есть, предлагается снять на народные деньги честный народный фильм о войне. Так что это за история, о которой нельзя больше молчать?

Павел Дроздов так описал идею фильма: «В октябре сорок первого фашисты хотят обойти Москву с севера и ударить по незащищенному флангу. На их пути стоит Калинин. Мирные жители не жалея сил возводят оборонительные сооружения. Чтобы выиграть время для подготовки решительного отпора врагу, командование решило превратить город в мышеловку: впустить немцев в город и не выпустить. Жители считают, что их долг — до последнего защищать родной город... Мы хотим рассказать о том, что творилось в городе, где многие жители не подозревали о близости немцев, в то время как часть руководства уже сбежала». На местном портале было опубликовано, что проект поддерживает губернатор Тверской области Андрей Шевелев.

Перед нами очередная попытка выдать за правду (надо же — еще и народную!) фальшивку, не имеющую никакого отношения к этой самой правде. Фильм еще не снят, так что надо использовать время, чтобы рассказать об обороне Калинина, полной героических эпизодов, и опровергнуть ложь о предательстве руководства. Между тем подготовка к съемкам идет полным ходом. 29 апреля 2015 года в холле Тверского академического театра драмы открылась выставка с картинами-зарисовками будущего фильма, сделанными художником Николаем Юдиным (художник включился в работу, прочитав сценарий фильма). Сбор средств на фильм продолжается. Дроздов продолжает рассказывать о том, что это будет народный фильм, снятый на народные деньги, хотя в копилке режиссера чуть больше 150 тысяч рублей, что показывает — жители не хотят участвовать в проектах, очерняющих Великую Отечественную войну.

Но пассивного сопротивления мало. Если не будет активной реакции граждан на попытки извратить историю, мы увидим очередную лживую историю о войне, — лживую историю, названную к тому же «народной». Дроздов уже заявил, что у фильма появился прокатчик, идет кастинг актеров, и он готов приступить к съемкам.

Есть такое выражение: «Этот номер не пройдет». Извините, пройдет ли номер, исполняемый Дроздовым, зависит от того, как к этому номеру отнесется наше государство, тот же Минкульт, к примеру. А также от того, как к этому отнесется наше — патриотическое на 90 % — гражданское общество. Проявим безразличие — пройдет и этот номер, и многие другие.
Материал взят из статьи Марии Рыжовой. Напечатанной в газете "Суть Времени"
Оригинал взят у sell_off в Какой войну увидят наши дети?
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments