Карл Кори (karhu53) wrote,
Карл Кори
karhu53

Categories:

Как вместить 10 семей в одну квартиру

Как выглядела квартира одного из доходных домов Москвы до и после насильственного уплотнения
План квартиры № 5 в доме 10 на Большой Садовой в 1950–60-х годах по воспоминаниям Любови Анатольевны Люкшиной - До уплотнения
© Музей Михаила Булгакова

 После уплотнения


До революции в квартире № 5 дома 10 на Большой Садовой жила семья Ильи Давидовича Пигита (1851–1915) — караимского фабриканта, благотворителя и владельца всего дома. Квартира была самой большой в доме — десятикомнатной — и отделанной роскошнее остальных. Окна ее парадных помещений выходили на Большую Садовую, окна спален — во двор.

Проект реставрации интерьеров жилой комнаты, парадного вестибюля и гостиной. Авторы проекта: Т. С. Борисова, Б. Е. Пастернак, В. И. Шередега. 1997 год © Музей Михаила Булгакова
Илья Давидович Пигит (1851–1915 гг.) с женой Верой (Берухой) Исааковной Пигит, в девичестве Катлама. Рига, 1896 год. Это единственная известная фотография Ильи Пигита с женой © Музей Михаила Булгакова


В начале 1920-х годов квартиру уплотнили. В 1924 году в ней были прописаны 14 человек (в том числе племянники Ильи Пигита и их мать),
в 1940-м — более 35 человек, в 1958-м — 31 человек.

Поквартирные списки домовой книги, составление которой началось в 1940 году, Список жильцов квартиры № 5 — на левой странице.
© Музей Михаила Булгакова

Где-то в 1920-е годы квартиру разделили на две — им присвоили номера 5 и 5а, и одну из комнат второй превратили в кухню.

Кроме того, в квартире Пигита было два помещения, слишком больших с точки зрения санитарных норм, чтобы селить туда обычные семьи, — зал и кабинет. Видимо, достаточно больших семей, которые можно было бы поселить в эти помещения, не нашлось.

Бывший кабинет, разделенный на комнаты в советское время. Слева сохранилась оригинальная расцветка фриза, карниза и потолка. Фотография Пола Спэнглера. 1996 год © Музей Михаила Булгакова

В июле 1925 года арендный отдел Московского управления недвижимого имущества прислал правлению жилтоварищества директиву:

«…в целях сохранения ценной лепки, художеств. окраски и украшений II Кр. Пр. Ар. отделение МУНИ считает возможным установление… перегородок в случае заселения комнат одной родственной семьей. Расположение и тип перегородок может быть установлен только по указаниям Управления губинжа».

Семейная фотография жильцов квартиры № 5 — Антонины и Анатолия Бочковых с дочкой Нэллой. 1947 год
Сидят у окна в бывшей зале. Заметный декоративный элемент — пальметта (растительный орнамент в виде веерообразного листа).
© Музей Михаила Булгакова

Перегородки построили, но в комнаты въехали семьи, никакого отношения друг к другу не имеющие. Одной из них стала семья Емельяна Бочкова и Акулины Шелеповой. В 1940–60-х там жил их сын Анатолий Бочков с женой и двумя дочерьми, Нэллой и Любовью.

«Мы занимали самую большую комнату в квартире. В этой зале раньше ставили спектакли, потому что мама рассказывала, что, когда они въехали, еще сохранялся подиум. Мама рассказывала, что лепнина до войны была покрыта позолотой, а в войну все коптили и красить‑вырисовывать никто не стал бы, поэтому позолоту утратили — просто все побелили. Интересно, что стены в нашей комнате всегда белились, а потом брали каток с трафаретом, его окунали в золотистую краску и проводили рисунок. Обоев никогда не было, и было все очень симпатичненько. Мне нравились большие подоконники, у бабушки рос фикус и столетники во всех горшках...

Так как наша комната была самой большой, то все праздники, включая Новый Год, отмечались всей квартирой у нас. Коммуналка было очень дружной. Не помню никаких ссор. Сколько человек было прописано в комнате, столько недель они должны были убираться в коридоре и других местах. Мы регулярно надраивали дубовый паркет, ходили с щетками — до сих пор не люблю это дело. У нас все дружно жили. У нас все четко и ясно было. Детей мыли всех в один день не в ванной, а на кухне, чтобы не замерзли...

Если была плохая погода, то мы играли в коридоре. Потолки позволяли покидать мяч, квартира — поиграть в прятки. Помню было много закуточков и можно было спрятаться. Во двор я практически не выходила, а в саду «Аквариум» было кафе, которое заметало снегом и можно было покататься с горки. В летнем кафе висел канат, на котором можно было покачаться. Катались на коньках на Патриарших прудах. Летом играли в классики у министерства. Чертить ничего не надо — там же плиты определенного размера: расписал «раз, два, три, четыре, пять» и прыгай. В вышибалы играли, в казаки-разбойники. Между домом и академией собирали шампиньоны, в саду «Аквариум» тоже собирали».

/Любовь Анатольевна Люкшина (в девичестве Бочкова), из воспоминаний/



Сидят слева направо Антонина Еремеевна Бочкова, Федосеева Галина Кузьминична (соседка по коммуналке и крестная дочери Бочковых Любови), Акулина Ивановна Шелепова, Анатолий Емельянович Бочков, стоит Анастасия Поликарповна Дрёмова, справа сидит Василий Николаевич Федосеев. Комната Бочковых, бывшая зала. 1950-е гг. © Музей Михаила Булгакова


В 1980-х годах коммуналку расселили, и квартиру занял хиппи-сквот, называвший себя булгаковским. Сквот оставался там до 1996 года, столько же времени продержались уникальные интерьеры квартиры. В 1996 году хиппи выселили, интерьеры уничтожили, сделав ремонт, и квартиру занял офис. 

Источники: Антропология коммуналки и Специальный проект Музея Михаила Афанасьевича Булгакова «Дом на Большой Садовой».

Приложение

Список жильцов квартиры №5 в апреле 1924 года

Оригинал взят у falyosa в Как вместить 10 семей в одну квартиру
Subscribe
promo karhu53 april 26, 2013 01:35 5
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments